Жители германии о мигрантах

Вот уже несколько лет подряд западными и не только СМИ поднимается такая проблема как мигранты в Германии. Последние новости на сегодня по данному поводу внушают определенную надежду, но тема по прежнему остается острой.

Причины обилия мигрантов В 50-х годах прошлого столетия ФРГ стремительно развивалась, что позволило говорить об экономическом чуде в стране. Это вызвало первую серьезную волну миграции. В 80-х зафиксирована вторая волна миграции. Она была связана в основном с проблемами в странах бывшего соцлагеря.

Проблема мигрантов в Германии на тот момент еще остро не стояла, но некоторые предпосылки уже имелись. А потом начались сложности на Ближнем Востоке и в Африке. На немецкую землю массово потянулись мусульмане. Германию заполонили выходцы из:

· Пакистана;

· Афганистана;

· Ирана;

· Косово;

· Сомали и т.д.

К тому же в последние годы, в связи с военными событиями в Сирии, огромное количество беженцев из этой страны прибыли в Европу.

Особенную остроту приобрела ситуация с мигрантами в Германии, поскольку Ангелина Меркель реализовывала «политику открытых дверей», считая, что цивилизованные страны должны оказывать помощь людям, лишившимся крова в результате бомбежек. А еще немцы надеялись за счет приезжих, решить проблему рабочих мест. Таковы основные причины притока мигрантов в Германию.

В чем суть проблемы Время показало, что политика госпожи Меркель во многом была ошибочной. Современная Германия буквально задыхается от обилия мигрантов, многие из которых пересекают границу и живут в стране нелегально. Рабочих мест уже на всех не хватает, и государство получило «балласт» в виде голодных ртов, которые нужно кормить.

В когда-то очень спокойной стране наблюдается резкий всплеск преступности. Громкие убийства, изнасилования, террористические акты… Все это теперь стало частью немецкой жизни. По данным местных СМИ, в последнее время количество правонарушений иностранными гражданами выросло на сорок процентов.

Ко всему прочему интеграция мигрантов в Германии проходит очень туго. Мусульмане не хотят учить немецкий, получать образование или проходить переквалификацию. При этом они стремятся навязать немцам свои правила: в частности, пропагандируют многоженство. Ассимилироваться приезжие не спешат.

Пособие мигрантам в Германии Легальные мигранты в Германии получают право трудоустраиваться только спустя год после получения официального статуса. Все это время государство платит им социальное пособие, позволяющее им неплохо жить. Так, к примеру, семья из пяти человек получает около четырех тысяч евро. Плюс продуктовые наборы и другие блага, на которые часто могут рассчитывать мигранты.

Приезжие, которые уже имеют право работать, но испытывают проблемы с трудоустройством, получают точно такое же пособие по безработице, как и немцы. Оно составляет около тысячи евро (почти 60% от средней зарплаты). Конечно же такое благополучие привлекает все большее и большее количество мигрантов в Германию.

Сколько мигрантов в Германии?

Ответить на этот вопрос сложно, поскольку многие приезжие живут в стране нелегально. По примерным подсчетам, только количество респондентов, закрепившихся в стране и связавших себя узами брака с местными жителями, за последние 60 лет составило семь миллионов. А что уж говорить о тех, кто не ассимилировался?

Только в 2015-м году в Германию прибыло почти 900 тысяч человек. Это количество стало рекордным за всю историю страны. В 2016-м оно уменьшилось почти втрое, что объясняется сворачиванием «политики открытых дверей».

Сегодня в данном отношении уже совсем другая Германия: мигранты 2017 года даже получают от государства «откупные» в размере 1200 евро за согласие покинуть страну без подачи заявления о предоставлении убежища. Тем же беженцам, которые получили отказ и не претендуют на апелляцию, немцы дают по 800 евро.

Германия изо всех сил стремится стабилизировать ситуацию и свести количество новых мигрантов к 200 тысячам в год. Но и эта цифра, по мнению, многих экспертов слишком велика. Государству желательно взять «перерыв» и разобраться с теми мигрантами, которые уже живут на его территории.

Василий Яшкинас — журналист-германист. В качестве эксперимента отправился в Гамбург в интеграционную школу для беженцев обучать их немецкому. Прошел год, и он рискнул поделиться с читателями «Комсомолки» своими наблюдениями.

Для начала, конечно, стоит пояснить, как и почему он вообще сам там оказался. Успешный в России человек, редактор, семьянин в один момент бросил все и поехал в Германию.

— С этой страной многое связано, — объясняет он. — Я работал в русско-германских компаниях, печатался в их прессе (мои тексты включены в экзаменационные билеты немецких школьников). В 90-е был переводчиком у пастора, который колесил по Сибири, Алтаю и разыскивал поселения российских немцев. Так что, когда у них случился миграционный кризис, я захотел поехать и посмотреть все своими глазами. Испытать неизведанное.

Благодаря прекрасному владение немецким и нехватке преподавателей Василий получил лицензию на эту работу от министерства по делам беженцев и мигрантов.

— Среди учеников не только беженцы из Сирии, Ирана, Ирака, Афганистана, Эритреи, но и жители других стран Евросоюза, бывшей Югославии и США. С ними не просто, но интересно.

— Нравится в Германии?

— Да, но жить я хочу в России. И скоро я вернусь домой. Не потому что здесь плохо, нет. Но иногда такая тоска берет, в Москву охота, в Россию. Хожу здесь по улицам и, как собака Павлова, реагирую на русскую речь и аж колбасит от счастья. Очень непростое это дело — миграция в чужую страну.

Записки мигранта о мигрантах — эксклюзивно в «КП».

***

— Впервые я побывал в Германии в 1995 году, и тогда русскую речь можно было услышать повсюду. Огромное число немцев из РФ стали перебираться в Германию. Я когда с пастором по немецким поселениям ездил, много видел тех, кто на чемоданах буквально сидел. Даже родственников престарелых везли, 90-летних старичков. Накачивали их таблетками, чтобы не умерли по дороге. Сейчас спустя 23 года уже все не так. Выросшие здесь дети по-русски или не говорят или говорят с сильным акцентом. В них русского уже почти ничего и нет. Полная ассимиляция.

Кстати, многие теперь сравнивают тот период с нынешним кризисом беженцев. Как по мне, то это все же разные истории. Во-первых, российские немцы проходили через сито немецких консульских учреждений и все были учтены. А как прибывали эти мигранты, штурмуя границу, весь мир показывал. Многие, очень многие вообще без документов. Второе отличие — у наших было желание поскорее интегрироваться, да и культурная основа русаков (русских немцев — прим.ред.) как-то больше соответствовала немецкому менталитету. Современные же мигранты, свалившиеся буквально как снег на голову, стали не очень приятным сюрпризом. Абсолютно другие по укладу жизни, традициям и менталитету они сильно изменили размеренный уклад жизни бюргеров.

Но, несмотря на этническую принадлежность и жесткий контроль, проблемы у наших в те годы тоже были. Немецкие тюрьмы были заполнены приехавшими: молодежь тут же попадала под опеку наркодиллеров, подсаживалась на иглу со всеми вытекающими — грабежами и разбоем. Да и драки между русаками и местными тоже была не редки.

Наша справка:

По данным Министерства внутренних дел ФРГ, в Германию с 1950 по 2006 год переселилось 2 334 334 российских немцев и членов их семей[ Массовая эмиграция немцев с территории бывшего СССР в Германию началась с 1987 года, когда выехало 14 488 человек, в 1988 году — 47 572, в 1989 год — 98 134 (пик в 1994 году — 213 214 человек).

— Недавно ездил с товарищем-немцем, который тут живет почти 30 лет в его городок в Нижнюю Саксонию. Там много его школьных друзей. Они все хорошо интегрировались. Построили дома. Мы всю ночь сидели в саду и слушали русские радиостанции. Мне были рады. Они сказали, что им повезло больше. Тогда здесь не было русских кабельных каналов и они быстрее овладевали немецким, находили работу. Поздние же переселенцы уже к этом не стремятся и идут работать туда, где русские начальники. Люди преклонного возраста не раз говорили мне, что Германия даже спустя 30 лет не стала для них своей страной, а все лучшее было там в СССР, несмотря на репрессии и ссылки.

Беженцы и сигареты

— Недавно я привез пару блоков сигарет из Питера. Таможенники в Гамбурге меня проверили и взяли штраф за второй блок 80 евро. Сигареты я вообще-то вез сирийским ученикам и рассказал об этой истории на одной из вечеринок коренному немцу. Тот сказал, что я сделал «хорошее» дело: «Может, быстрее подохнут». Но вообще, так открыто свою неприязнь здесь никто не показывает. Немцы очень закрыты. Но в частных разговорах отмечают, что Германия сильное социальное государство, но если эти деньги уходят туда, откуда не вернутся – а именно на содержание неработающих мигрантов и их семей — то такая экономика может рухнуть. Те, кто судят глобально, говорят, что таким образом решается проблема убыли населения и сохранения рабочих мест. Так как все равно те, кто здесь не прижился по экономическим или религиозным причинам, уедет на Родину (за это даже им дают деньги). Останутся только самые умные и трудоспособные. Гуманисты же говорят, что Меркель не могла поступить иначе видя как они сотнями тонут в своих лодках

Мигрантам платят по 400 евро в месяц, плюс койко-место и еда в лагере. На детей по 600. Семья с двумя детьми это уже 1800 евро — приличные деньги. Для примера учитель получает зарплата 1500 евро и никаких тебе льгот на жилье и пропитание. У меня был ученик из Сирии, отец 10-рых, представляете, сколько составляло его пособие?

Обычно первыми прибывают в страну мужчины, оставляя женщин и детей в опасной зоне. Странно, да? Но так им проще, сначала статус беженца оформляет глава семьи, а потом уже на законных основаниях подтягиваются все остальные.

Василий Яшкинас с учениками.

Про ужасы месяца Рамадана

Рамадан — это всегда особый месяц в жизни языковых школ в Германии. Некоторые даже отменяют занятия в первую неделю поста. Другие готовят облегченный учебный план, так как полуживые ученики в первые дни не могут ни о чем думать. В 21 час они уже просятся отпустить их домой, так как через 15 минут можно начинать есть, пить и курить. Однажды в разгар Рамадана ученик Али рассказал мне, что был у стоматолога, который сверлил ему зуб. Али отказался от анестезии. Я предположил, что на случай болезни, как и у православных христиан, имеются какие-то послабления и, возможно, надо было спросить у имама. 40-летний инженер из Сирии ответил, что погуглил в Интернете. Там написано: нельзя.

— Али, ты думаешь, что из-за этого ты можешь не попасть в рай?, — спрашиваю я.

Улыбается и опускает глаза.

О поляках и русских в Гамбурге

Среди моих приятелей уже четверо поляков, и все очень любят русских (при том, что в прессе пишут, что 54% поляков считают себя врагами россиян). Один из них (мой ученик) привез из Польши свинину, которую две недели мариновал к Пасхе для семейного застолья в особом растворе с чесноком и специями по рецепту бабушки. Закоптив, продал мне три кг по цене двух гамбургеров из Макдональдса.

Второй предлагал недорого арендовать квартиру у его польской знакомой. Снять квартиру в Гамбурге — все равно, что купить квартиру в Москве. Должно очень повезти. Тадеуш пояснил, что квартиру хозяйка хочет сдать «своим»!

Третий вообще опекал меня первый месяц как родитель, рассказывая и показывая, как выжить в этом городе, и даже предлагал денег с отдачей «когда разбогатею». Еще с одним мы вчера, случайно познакомившись на улице, пропили три часа пиво на лавочке у Центральной библиотеки, а потом он танцевал там же под русские песни из моего телефона. Женат 20 лет на немке, трое детей и большой любитель «Ласкового мая» оказался. Никто из них ни разу не завел речь о самолете Качинского, Катыни или Крыме. На эти темы я их сам пытался выводить, но безуспешно. Вывод такой: или их власть и СМИ тоже подтасовывают результаты опросов, или гамбургским полякам просто с нами, русскими, спокойнее и уютнее, чем с немцами и их очень сложным для славян менталитетом.

Витрины с восточными товарами в Гамбурге.

Из двух зол выбирают меньшее?

Сирийцы мечтают вернуться домой. Каждый день я провожу по несколько часов в одном маленьком помещении с беженцами из Сирии. Почти все говорят, что несчастливы в Германии и как только воцарится мир, сразу же вернутся на Родину.

Был у меня острый конфликт с одним из сирийцев. У него нет обеих ног: попал под бомбы, идя по улице родного города. Он, приезжая на коляске в класс, демонстративно снимал протезы и клал их на парту. Занятия пропускал и требовал к себе отдельной заботы. Часто он показывал мне фото сирийских парней, своих братьев, и каждый раз говорил, что накануне они погибли. Сирийские же женщины жаловались мне, что он ведет себя неуважительно по отношению к ним. А когда он закатил истерику мне, я вызвал полицию и выкинул его из школы. При этом разговор с полицией попросил переводить сирийскую же ученицу. У себя в лагерях они прекрасно информированы о том, что творится в их диаспоре в Гамбурге. Таким образом, я подстраховался от мести.

Кстати, почти все сирийцы хорошо образованны. Школьное обучение у них длится 12 лет, и, даже не имея высшего образования, они дадут фору многим выпускникам европейских университетов. Приходя ко мне с нулевым знанием немецкого, очень быстро они начинают говорить на этом сложном языке. Некоторые уже стали звездами местных концертных площадок и даже снимаются в кино. Я рад, что приложил к этому руку. Больше сделать для них я ничего не могу. У меня же теперь много друзей-сирийцев, я говорю по-арабски и, когда там наступит мир, я обязательно побываю в этой стране.

Афганские женщины

Когда мы проходим на уроках немецкого числа, то обычно заводим речь о днях рождения. Поначалу я удивлялся, почему афганские женщины затрудняются назвать свой ДР. Потом наша секретарша из Ирана, владеющая фарси сказала, что в афганских провинциях у женщин нет свидетельства рождении, они не ходят в школу. Поэтому в Германии им ставят дату рождения навскидку. Потому она у многих первого января.

Русско — афганская свадьба

«Не хочешь свиных котлет?» – написала мне как-то вечером ученица Маша.

Она приехала в Германию с мужем-евреем из Калужской области несколько лет назад. Здесь муж ее бросил с годовалым ребенком без денег, без статуса, немецкого языка и ушел к другой. Маша не сломалась, выжила. Сначала, ходя по местным ведомствам, оплачивала переводчика, а потом психанула и стала ходить одна. Так очень быстро выучила немецкий. Сейчас сдает на языковой сертификат B2.

Недавно у нее завязался роман с однокурсником из Афганистана. Когда закончился букетно-конфетный период, и мужчина решил переехать к ней, выяснилось, что в холодильнике лежит 4 кг свинины, от которой надо быстро избавляться.

Подумав, я согласился. Русский русского никогда и ни где не оставит в беде.

Арабские мотивы в уличной рекламе.

Вокзал свиданий и гейско-мусульманский квартал. Теперь и такое в Европе бывает

На главном вокзале Гамбурга черным-черно. Там сходятся все маршруты метро и автобусов, потому многие беженцы назначают здесь встречу землякам, приезжая из лагерей разбросанных по всей округе. Так им проще. В выходные на вокзале вообще не протолкнуться.

В центральном зале висит огромный рекламный баннер. На картинке счастливая девушка в хиджабе откусывает кусок мармелада. Надпись гласит, что десерт не содержит животных жиров. Производители и торговцы идут впереди политиков и придумывают современные формы завлечения в свои сети новых сограждан, ибо дорожат своим кошельком. Как-то я угостил одну из сирийских студенток чем-то подобным безо всякой задней мысли. Откусив кусок, она поморщилась и выплюнула, сказав, что в изделии присутствует свиной желатин. Теперь буду знать, чем угощать.

Гамбургеры еще остались, хотя кебабы потихоньку их вытесняют, конечно. Их едят все — и мигранты и немцы. Дешевле. Соседняя с вокзалом улица вся в магазинчиках дешевой одежды на восточный манер.

А в районе Санкт Георг и того веселее. Когда-то здесь жили преимущественно геи. А несколько лет назад его стали и мусульмане обживать. Теперь там мечети, их турагентства, школы, магазины, кафешки. Бок о бок мирно существуют ненатуралы и правоверные. И такое, оказывается, бывает.

А им еще и бесплатный проезд предоставляют

Транспорт — это особая тема. Например, в разгар обострения политических дебатов о мигрантах на гамбургском транспорте вдруг вводят специально для них акцию «Новая Родина. Новые пути». Приносишь документ, что прибыл в Гамбург не более 3-х месяцев назад и получаешь неделю бесплатного проезда. При цене абонемента в 120 евро в месяц, экономия очень приличная.

Гамбург — вообще нетипичный немецкий город. Он очень интернациональный. Половина жителей имеет миграционный бэкгрануд. Здесь живут люди около 180 наций. И его жители действительно толерантны и не звонят по каждому пустяку в полицию.

А мне однажды пришлось это сделать. Дело было вот как: в два часа ночи на перроне станции «Главный вокзал Гамбурга» я ждал свой поезд и пока решил сфотографировать рекламный баннер мюзикла «Мэри Поппинс». Вдруг за спиной я услышал шум и, обернувшись, увидел, как две немецкие девушки нарезают круги, а за ними по пятам ходит пассажир с восточной внешностью и беспрерывно что-то говорит.

В вагоне девушки оказались рядом со мной на сидении, а странный пассажир стал заводить всех вокруг, и в перепалку с ним вступили несколько парней (и с восточной внешностью, и этнических немцев). Кроме меня и этих парней, находившихся в состоянии опьянения, в полном вагоне были только молодые дамы и пара субтильных хрупких мальчиков.

«Левый» пассажир задел парней, те стали кричать на него, а он в ответ принялся бить по обшивке вагона, показывая мастерское владение кулаками, пока еще не на людях. Он становился все агрессивнее и стал чаще запускать руку в карман, наверняка разыскивая нож.

Тут поезд сделал остановку на станции, и я успел подскочить к кнопке связи с машинистом, протянуть руку сквозь толпу людей, нажать на нее и вернуться на место. Никто так и не понял, кто нажал на кнопку. Машинист ответил незамедлительно, и я выкрикнул: «Polizei». Машинист громко сказал, что до прихода полиции поезд никуда не поедет, и попытался узнать, что произошло.

Находящийся в странном состоянии пассажир молниеносно выбежал из вагона. Через минуту появился машинист. Стоящие в дверях люди, рассказали ему все. Услышав, что дебошир ушел, вагоновожатый вновь привел состав в движение. По телефону взволнованные девчушки стали названивать своим друзьям и рассказывать обо всех ужасах. По их словам, еще на перроне он пытался столкнуть их на рельсы, и никто не вступился за них.

На следующей станции юные жительницы Гамбурга вышли, их встретили бойфренды. Там же вышли и те ребята, которые пытались осадить хулигана. Девчушки представили парням своих спасителей. Поезд поехал дальше, и человек, который минувшей ночью предотвратил массовое кровопролитие в германской подземке, спокойно поехал дальше. Кстати, когда я остановил поезд, некоторые пассажиры стали с недовольным видом его покидать, то ли боясь опоздать на важные встречи (в два часа ночи), то ли не желая общаться с полицией в силу своих личных причин.

Конфликты на уроках

Однажды в групповой чат курса в Whats app ученики закинули мое фото, сделанное с задней парты. В него попала спина ученицы из Сербии, которая ходила в бурке и черном платье. Ее телефон лежал дома, и муж увидел это фото. Он прибежал на урок с разборками — не понравилось, что турки снимают его жену и рассылают ее фотографию. Внизу тут же собралась группа его земляков. То же самое сделали турки с курса. Мне пришлось полчаса уговаривать и тех, и других.

Конфликты на уроках бывают всякие и часто. Иногда сидят армяне и турки, сунниты и шииты, начинают спорить про разные исторические события. Я сразу гашу такие разговоры. Иначе может и до драки дойти.

Коллега из Латвии рассказывала, что однажды у нее на уроке одна половина группы стала мутузить другую. Тогда она встала между ними. И потом сильно удивлялась своей смелости. А немецкая коллега получила лицензию на проведение курсов, но вскоре отказалась от преподавания, так как подверглась нападению учеников. Не знаю, почему. Может, строга была, а с ними надо ласково. Они же травмированные все.

Но я не боюсь и спокойно поворачиваюсь к ним спиной.

***

Конечно, это лишь маленькая часть приключений русского среди немецких мигрантов. По возвращению в Москву Василий Яшкинас планирует сесть за книгу, в которой опишет все, что с ним произошло за год жизни в Германии.

МЕЖДУ ТЕМ

Жертвами мигрантов каждый день становятся 106 немцев

Уголовная полиция ФРГ обнародовала статистику за 2017 год: почти 40% подозреваемых в преступлениях — «пришлый элемент» (подробности)

жители германии о мигрантах

Как пишет авторитетное немецкое издание Die Welt, за 2016 год Германию покинуло рекордное количество немцев – всего за отчетный период из страны мигрировали 281 000 коренных жителей. И это не выдумка авторов Die Welt – это официальные данные, полученные ими из Федерального статистического центра. Здесь же приводится сообщение о том, что чаще всего немцы переезжают в Австрию, США, Францию, Великобританию, Швейцарию и даже в Турцию. Последняя страна в этом списке выглядит наиболее комично, но к этой теме мы вернемся немногим позднее, а пока о главном.

Предоставив данные о рекордной миграции немцев из страны, центр статистики ФРГ ошеломил общественность тем фактом, что по итогам года население страны, напротив, возросло. Причем, рост этот оказался более чем внушительным – свыше полумиллиона человек прироста. Разумеется, этот показатель достигнут за счет прибытия иностранных мигрантов. На этом фоне в сознании сразу же всплывают многочисленные сообщения в СМИ о том, с какими проблемами столкнулась Республика после открытия дверей для мигрантов из стран Ближнего Востока. Впрочем, распределение долей в общей структуре миграции отдаленно не выглядит пугающим. К примеру, около 51% от общего числа мигрантов приходится на граждан других стран Евросоюза, около трети поставляет Ближний Восток, другие распределены между приезжими из Азии, Африки и других регионов.

Пожалейте немецких детейРазумеется, первое, о чем стоит озаботиться на фоне столь пугающих данных – это будущее страны и ее подрастающее поколение, которое, судя по всему, будет вынуждено жить не в комфортных условиях цивилизованного государства и одной из самых мощных экономик ЕС, а в несколько измененном мире. Насколько именно этот мир будет изменен, покажет будущее, но уже сейчас понятно, что ничего хорошего от этого ждать не приходится. Так, отмечается, что по состоянию на данный момент примерно 23% от общего населения ФРГ, которое составляет около 82 000 000 человек, имеют миграционное прошлое. Более того, среди граждан пенсионного возраста мигрантами являются лишь немногим более 10%, в то время как среди детей в возрасте до шести лет этот показатель уже перевалил за треть и штурмует отметку в 38% и выше. Самая плачевная ситуация наблюдается в Западной Германии, где около 42% детей воспитываются в семьях мигрантов.

Прочитав все вышесказанное, кто-то, возможно, скажет, что стоило бы умерить пыл и внимательней присмотреться к статистике. Дескать, более половины мигрантов – это граждане из таких же цивилизованных стран Евросоюза, которые успешно интегрируются в немецкое общество, соблюдают закон, усердно работают и исправно наполняют федеральную казну налоговыми отчислениями. Что же, Вы, безусловно, могли бы быть правы, если бы не несколько важнейших «НО».

Скорее всего, ни для кого не будет открытием тот факт, что с того самого момента, как федеральные власти в Берлине приняли решение буквально открыть страну для плотного потока мигрантов из ближневосточного региона, и начались проблемы. Ведь прежде мы ни разу не слышали о проблемах с мигрантами, хотя миграционные потоки внутри ЕС сохраняли заметную активность. Поляки, британцы, французы, итальянцы, австрийцы, чехи, словаки, словенцы, сербы, албанцы, черногорцы и представители других народов действительно отлично вписывались в цивилизованный жизненный уклад одной из самых влиятельных стран Еврозоны. Даже турецкие мигранты не подпортили картины в целом. И в те годы никаких иммиграционных скандалов, «религиозных и культурных» противоречий, роста криминогенной обстановки и прочих неприятностей никто не фиксировал. Что же происходит в стране в последние годы? Слово «бардак» Вас устроит? Жестковато, конечно, но ведь из всех эпитетов оно пришло нам в голову первым, и дело не в нашей предвзятости, просто таковы наши реальные ощущения от всего происходящего. Ну вот, к примеру, в январе этого года опытные криминологи по заказу Министерства по делам семьи и молодежи ФРГ провели исследование, в ходе которого выяснилось, что заметное ухудшение криминогенной обстановки в стране напрямую связано с увеличением потока мигрантов из стран Африки, средней Азии и Ближнего Востока. Официальные данные, как никак. Позднее появлялись многочисленные отчеты о том, что мигранты постепенно уничтожают экономику одной из самых зажиточных стран Европы, хотя с их притоком федеральные власти рассчитывали, напротив, на новый виток экономического роста.

Исламская Республика ГерманияБеспорядки, грабежи, изнасилования – эти и другие тяжкие преступления на территории Германии сегодня совершаются в большей степени выходцами из других стран. Более того, с приходом мигрантов из исламских стран немалая доля этих преступлений стала приходиться на несовершеннолетних преступников. Мы вовсе не говорим о том, что каждый немецкий школьник-мигрант носит в ранце нож, но общая ситуация наводит именно на такие мысли. Да что тут говорить, если прежде обходительная и тактичная в вопросах мигрантов в своей стране — федеральный канцлер Ангела Меркель — совсем недавно не выдержала и даже сменила риторику, начав вторить своим политическим оппонентам с несколько «правыми» взглядами на проблему. Это стало неожиданностью для многих, но Меркель действительно признала проблему мигрантов в стране, согласилась с существованием в ФРГ «иммигрантских гетто» и заявила, что с этим срочно нужно что-то делать. Комментарии, как нам кажется, здесь излишни.

Помните, ту самую статистику исходящего миграционного потока из Германии, о которой мы говорили в самом начале. Одной из стран, куда предпочитают перебраться из ФРГ местные граждане, стала Турция – то есть, даже в этой исламской стране немцы видят перспективу получить тихое спокойное и более-менее цивилизованное будущее. Впрочем, большая часть этого потока приходится на турецких мигрантов, которые уже попросту не готовы мириться с тем, во что превращают их «новый дом» федеральные власти в Берлине, и готовы вернуться на родину, подальше от всего этого безобразия. И они ведь чертовски правы.

Бородатые школьники и Мальвина в хиджабеНе так давно немецкие медики из Федеральной медицинской ассоциации Германии предложили проводить медосмотр всех мигрантов для установления их точного возраста. Проблема в том, что для упрощения процедуры получения документов, вида на жительства или попросту разрешения въехать на территорию страны, многие мигранты из стран Ближнего Востока массово занижают свой фактический возраст. В итоге, как уже неоднократно писали СМИ, вполне характерной картиной для немецких школ стали сидящие рядом за одной партой с реальными юными учениками вполне себе взрослые бородатые «дяди». Сюрреализм? Несомненно! Но таков федеральный закон и он, как говорится, не совершенен. Вот только заметить это несовершенство в федеральной канцелярии до сих пор не хотят.

Выводы, по уже сложившейся традиции, мы предлагаем Вам делать самостоятельно. Просто боимся скатиться в разговоры о невообразимом. Можем лишь предложить жирную, сочную и блестящую вишенку на тор этих рассуждений.

Не так давно, на одном из популярных детских телеканалов Германии показали фильм для зрителей в возрасте от 3 до 13 лет. Эта картина рассказывала историю знакомой многим из нас девочки по имени Мальвина, которая познакомилась с парнем из Сирии по имени Диа. Около получаса юным зрителям телеканала авторы этого «шедевра» рассказывали о том, какой счастливой и сказочной получилась история любви Мальвины и Диа. Здесь же рассказывает о том, что 16-летняя Мальвина больше не носит короткие и свободные вещи, не ест свинину, да и вообще, ей теперь запрещено очень многое. Но Мальвина при этом заверяет юного зрителя, что она безгранично счастлива. Скандальным фильм стал после того, как выяснилось, что 16-летняя Мальвина по задумке авторов вступила в отношения с совершеннолетним «бородатым» юношей, которому уже 18-19, а никак не 17 лет. Общественное осуждение и критика со стороны правых политиков заставили канал подправить фильм, а его первую версию уже даже не найти в сети. Такие вот, выходит, ценности.

Источник

Некогда открывшийся в Калуге завод Volkswagen не только привлек инвестиции в город, но и помог многим девушкам устроить личную жизнь и уехать в Германию. Виктория Воронина одна из них. Будущий супруг калужанки приехал в «Колыбель космонавтики» в командировку, после чего стал все чаще и чаще заглядывать в Россию и в итоге увез Вику с собой в маленький городок Вольфхаген с населением всего 15000 человек. Как быстро ей удалось выучить непростой немецкий язык и привыкнуть к местному укладу жизни, Виктория рассказала АиФ.ru.

Про переезд

Когда человек влюблен, ему ничего не страшно, им правят чувства и эмоции. Уезжая из России, я не думала о том, что что-то может пойти не так. Я была уверена в своем выборе и знала, что мне понравится Вольфхаген. Но, оказавшись на месте, сразу ощутила разницу, потому что это как переехать из города в деревню. Не стану скрывать, мне в какой-то мере бывает здесь скучно, ведь чтобы развлечься нужно, как минимум ехать в Кассель, а это 30 км от нас! Хотя инфраструктура в городе хорошая, есть кафе, магазины, рестораны. О переезде куда бы то ни было еще пока не может быть и речи, потому что сын пошел в первый класс. Я не могу вырвать его из привычного ритма жизни, к тому же у нас здесь свой дом.

жители германии о мигрантах Виктория Воронина. Фото: @victoria.vanzwoll

Про документы

Переехать в Германию непросто. Во-первых, нужно сдать немецкий язык — первый уровень A1, поэтому я сразу пошла на курсы в педуниверситет. Подготовка к экзамену заняла примерно 4 месяца. Из 100 возможных баллов я набрала 98. Вот что с человеком делает мотивация! Муж тогда приехал ко мне, чтобы поддержать.

Самое сложное — собрать необходимые документы. Это бесконечные переводы, заверения и визиты к нотариусу. Но в целом все реально если захотеть.

Гражданство я получила лишь месяц назад, прожив здесь 8,5 лет. Подать документы в моем случае можно было через 5 лет, а дальше нужно просто ждать, поскольку это долгий процесс. До этого у меня был вид на жительство. От российского гражданства пришлось отказаться, но для меня это ничего не меняет, поскольку я сделала себе визу на пять лет и спокойно могу ездить к родителям, когда захочу. Я без колебаний приняла это решение, все-таки мой муж — немец, ребенок — немец, я уже давно живу в Германии и не собираюсь отсюда уезжать, вполне логично было с моей стороны не усложнять себе жизнь, а поменять гражданство. 

Про немцев

Если вы собрались замуж за немца, будьте готовы к полному порядку. В доме и в делах все должно быть четко. Но мне это свойственно, поэтому никаких проблем в нашей семье не возникало.

Мужчины здесь мечтают о женщинах, которые будут заниматься домом и детьми, потому что современным немкам это не свойственно. Многие целиком посвящают себя работе. Материальные отношения в немецких семьях строятся немного иначе, чем в России. В основном у пар раздельный бюджет, даже если они муж с женой. Очень часто можно увидеть в ресторане, как официант после ужина спрашивает вместе посчитать счет либо раздельно. Обычно немцы выбирают последний вариант. Мою семью подобные вещи не касаются. У меня адекватный муж, который понимает, что я, имея маленького ребенка, не могу полноценно работать, к тому же 90% времени он находится в командировках.

Некоторые считают, что все немцы жадные. Я бы так не сказала. Они, скорее, рациональные и делают покупки, которые действительно нужны. Но баловать женщину, как некоторые русские, они, конечно, не станут. Например, я не могу сказать, что подарки в нашей семье частое явление. Зато у меня есть карточка мужа, и если мне что-то понадобится, я пойду и сама себе это куплю. В разумных пределах конечно. Крупные покупки мы совершаем, обсудив их совместно.

жители германии о мигрантах Фото: @victoria.vanzwoll

Про медицину

Здесь переполненные больницы, постоянные очереди и даже если ты записался к врачу, приготовься сидеть и ждать, пока тебя примут. Иногда на это уходит полтора часа.

В Германии в принципе сложно получить направление к врачу. Конечно, если ты умираешь, поезжай в больницу — тебя положат на обследование. Но, когда проблема стоит не так остро — жди! Например, у меня заболело колено, на прием к доктору я попала только через два месяца.

Страховку обычно оплачивает работодатель, но она не всегда может покрыть все затраты на лечение. Особенно дорого лечить зубы — это тысячи евро!

Я родила сына в Германии и должна сказать, что к этой части немецкой медицины у меня нет абсолютно никаких претензий: хорошая больница, внимательные врачи, чудесные условия. Моя мама приезжала и могла спокойно оставаться в палате на ночь, точно так же, как муж, просто за это нужно было дополнительно заплатить, но какие-то несущественные деньги. В целом все расходы покрыла страховка. 

Про язык

Многим не нравится немецкий, а я считаю, что это классный язык и обожаю Rammstein. Приехав сюда, я тут же поняла, что по-английски здесь никто, кроме мужа, со мной говорить не собирается. Более того, иммиграционные службы буквально через две недели прислали направление в интеграционную школу для последующего изучения языка до уровня B1. За 8 месяцев ежедневных занятий я получила сертификат. Примерно через год начала разговаривать, конечно, с ошибками, но меня понимали. Местные лояльно относятся к подобным вещам и не придают им особого значения, как, например, французы. В целом они хорошо относятся к русским. Но нужно понимать, что русский русскому рознь. К людям, которые давно здесь живут, работают, платят налоги — никаких претензий нет. А про тех, кто сидит на шее у государства, немцы, естественно, говорят «понаехали!». 

жители германии о мигрантах Фото: @victoria.vanzwoll

Про работу

Сначала я не работала, поскольку нужно было выучить язык, потом забеременела, родила ребенка. Все это время мне было не до работы. А когда сын пошел в садик, у меня наконец-то появилось время, и я устроилась на полставки секретарем. Выйти на весь день я не могла, поскольку режим работы садиков в Германии не такой, как в России. Ребенок до 3 лет находится в саду до 12:00, дети старшего возраста — примерно до 15:00.

В целом устроиться не проблема. Но, конечно, все зависит от уровня образования. Например, мне сразу подтвердили диплом и выдали справку, что я могу работать. Но поскольку мне нужно было найти место рядом с домом (ведь когда у тебя 4 часа на все про все, тратить 40 минут на дорогу глупо), я устроилась не по профессии. Сейчас сын пошел в первый класс, уроки начинаются в 8:45 и идут до 11:10, пришлось снова стать домохозяйкой. Но это мой личный выбор. Семья всегда в приоритете. 

Про школу и детские сады

Устроить ребенка в садик в таком маленьком городе, как наш, несложно. Стоит это примерно 120 евро в месяц. Поскольку там нет кухни, завтрак родители дают детям с собой (бутерброд, овощи, фрукты), а обед им привозят из ресторана, по предварительному заказу.

В целом и к саду, и к школе у меня нет никаких нареканий. Педагоги здесь очень внимательные. В школьном расписании есть разные необычные предметы, которых в моем детстве не было. Например, Spiel-Sport — подвижные игры в классе. Сын их просто обожает. Есть уроки религии. В зависимости от своей веры, каждый ребенок ходит в определенную группу. 

жители германии о мигрантах Фото: @victoria.vanzwoll

Про расходы

В Германии есть продукты на любой кошелек, но это совсем не означает, что за низкой ценой скрывается низкое качество. Тоже самое с одеждой. На еду наша семья тратит примерно 100 евро в неделю. Поскольку дом свой, вопрос аренды для нас неактуален, мы оплачиваем только коммунальные платежи — в районе 200-250 евро.

Если вы хотите снять жилье, то в Вольфхагене это можно сделать минимум за 300 евро. Но, чем больше город, тем выше цены. Например, в Касселе мои знакомые снимают небольшую двухкомнатную квартиру примерно за 600 евро. Имея доход при этом 1200 евро. Конечно, аренда влетает им в копеечку.

Минимальная оплата труда в Германии — 450 евро. Естественно, людям с таким доходом помогает государство, поскольку они не в состоянии элементарно оплатить жилье. 

Про мигрантов

Даже в таком маленьком городе, как наш, остро стоит проблема мигрантов. Их в Вольфхагене живет примерно 600 человек. Это выходцы из Сирии, Афганистана и других стран.

Лагерь мигрантов находится примерно в 3 километрах от города, под него переоборудовали старый танковый завод. Конечно, туда постоянно приезжает полиция и скорая помощь: то кто-то кого-то порезал, то кто-то с кем-то подрался и т.д.

В целом мигранты неплохо устроились, поскольку у них большая материальная помощь — 740 евро на человека. Представьте себе семью из пяти человек, за пару месяцев они легко могут купить себе подержанную машину. Естественно, некоторых немцев такая несправедливость возмущает, ведь есть люди, которые работают и получают минимальную зарплату, а мигранты ничего не делают. У нас, конечно, ситуация не такая, как в Берлине, там вообще кошмар, но приятного мало.

При этом многие местные, и наша семья в том числе, помогают этим людям. Я сама отвозила детские вещи, одежду, обувь, потому что я мама, а там очень много детей.

Про поиски себя

Я приезжаю в Калугу один или два раза в год, мои родители тоже навещают меня здесь. Конечно, я скучаю по друзьям, а иногда мне просто хочется пройтись по родному городу. Но в целом я уже привыкла к Германии. Осталось только найти себя в профессиональном плане. Сейчас я пошла учиться на диетолога. Мне нравится помогать людям в это направлении. Кому-то я уже составила программу по похудению, кому-то помогла набрать мышечную массу. Я организовываю группы женщин, и мы через день по часу занимаемся скандинавской ходьбой. В Германии сейчас набирает популярность здоровый образ жизни, немцы охотно занимаются своим телом. Думаю, что как только я реализую себя в этом, то смогу с полной уверенностью сказать, что адаптировалась в стране на все 100%. жители германии о мигрантах