Уровень экономического развития казахстана и наших соседей

В последние дни в казахстанском медиа­пространстве активизировались споры о том, кто в обозримой перспективе ста­нет региональным лидером в Центральной Азии. Затравкой для жарких дискуссий послужил про­гноз политолога Марата Шибутова, который заявил, что уже через 10-­12 лет Узбекистан обгонит Казахстан по темпам экономического роста и уровню жизни населения.

В качестве аргумента Шибутов привел тезис о том, что у Узбекистана есть то, что помогло экономикам Южной Кореи, Тайваня, Китая и Вьетнама: обученное, технически грамотное, активное и многочисленное население, которое пока готово работать за небольшие деньги. При этом он признает, что в 2017 году ВВП Казахстана составил 158,2 млрд. долларов, а ВВП Узбекистана — 30,7 млрд. Разница более чем пятикратная.

Масло в огонь подлило и недавнее сообщение о том, что с начала года Узбекистан привлек больше всего займов и кредитов международных организаций, а также может стать лидером в ЦА по привлечению прямых иностранных инвестиций. При этом в своем последнем отчете Всемирный банк констатировал структурные проблемы с привлечением инвестиций в Казахстане.

Но можно ли в связи с этими обстоятельствами говорить о том, что центр мирового интереса к региону постепенно перемещается от Казахстана к Узбекистану? Или же все-таки что-то может помешать нашим соседям? Какая стратегия более выигрышна для Ташкента – соперничество с Астаной или взаимовыгодное сотрудничество? Уйдут ли иностранные инвесторы из Казахстана в Узбекистан?

Можно ли говорить об обострении конкуренции между двумя странами? Сколько еще времени может потребоваться узбекам, чтобы заявить миру о себе в полной мере? Правильно ли делает Казахстан, максимально укрепляя связи с Узбекистаном, открывая для него свои рынки и тем самым способствуя серьезному рывку южного соседа? Пришло ли время такому же уровню сотрудничества в ЦА, как, например, это произошло вслучаесЕС?Всвязис этим можно вспомнить недавнее предложение Дариги Назарбаевой создать в ЦА свой Шенген. Насколько оно реализуемо?

Все эти вопросы сейчас актуализированы в центральноазиатском политическом дискурсе. Ответить на них мы попросили экспертов.

Султанбек Султангалиев, политолог: «Узбеки, в отличие от нас, смогли сохранить многие достижения советского периода»

В отношениях между нашими странами, надеюсь, навсегда канул в Лету период определенного соперничества и детских потягушек, что было вызвано в первую очередь субъективными факторами. Узбекистан активно модернизирует свою внешнюю и внутреннюю политику, особенно развивает экономические связи с ближним и дальним зарубежьем, выходя из добровольной изоляции, которую как епитимью наложил на страну покойный Ислам Каримов.

К слову сказать, возможно, именно благодаря такому консервативному подходу ушедшего президента Узбекистана у этой страны появился мощный задел для рывка в успешное будущее.

В Узбекистане, конечно, хватает внутренних проблем, но при жестком курсе власти на модернизацию политического и социально-экономического курса многие из них можно успешно решить собственными силами.

Например, сохраняющийся высокий уровень безработицы можно нивелировать с помощью активного участия в международных экономических объединениях, таких, как ЕАЭС.

Вопрос об уходе иностранных инвесторов из Казахстана именно в Узбекистан на повестке дня не стоит. Их в этих странах интересуют различные секторы народного хозяйства, а потому здесь между РК и РУ нет особой конкуренции. На мой взгляд, Узбекистан по сравнению с нашей страной обладает более серьезным потенциалом, чтобы стать полноправным экономическим и военно-политическим лидером региона.

Узбеки, в отличие от нас, сумели сохранить многие достижения советского периода в сельском хозяйстве и промышленности и сейчас продолжают активно наращивать собственное производство.

Возвышение в регионе Узбекистана, откровенно говоря, Казахстану невыгодно. Прежде всего, с точки зрения собственной национальной безопасности и отстаивания экономических интересов. Однако ничто не мешает Казахстану перейти к реальному развитию собственной экономики и конструктивно конкурировать с южным соседом.

Со странами Европейского союза нас, конечно, сравнивать никак нельзя, в том числе и в интеграционном аспекте. Главное, на мой взгляд, заключается в том, что с приходом к власти в Узбекистане нового лидера и связанной с этим значительной активизации внешней политики к элитам обоих государств стало приходить осознание взаимосвязанности наших стран, которая обусловлена географическим местоположением, экономическими особенностями и культурно-историческим наследием. Обозначена необходимость нахождения взаимопонимания при решении региональных проблем и развитии национальных экономик.

Ведь говоря об «азиатском Шенгене», та же Дарига Назарбаева имела в виду, прежде всего, то, что это будет способствовать увеличению притока в наш регион иностранных туристов – в частности, из стран Запада. Предложение более чем актуальное и практичное. Однако никакие «шенгены» не будут работать, если мы не поднимем уровень инфраструктуры в Казахстане – уровень, который сегодня крайне низок.

Конечно же, увеличение туристического потока станет благом для центральноазиатских стран, тем более что всем нам есть что показать и чем гордиться. Своей публичной инициативой, озвученной в ходе встречи казахской и узбекской парламентских делегаций, Дарига Нурсултановна послала очередной многозначительный месседж не внутренней доморощенной элите, а представителям самого ближнего к Казахстану зарубежья.

Дмитрий Михайличенко, координатор аналитических проектов евразийского центра «Самрау»: «Здоровая конкуренция может принести пользу обеим странам»

Долгое время экономический потенциал Узбекистана сдерживался личными амбициями и субъективными факторами, так или иначе связанными с Исламом Каримовым.

Избрание президентом Шавката Мирзиеева знаменовало собой плавный, но достаточно серьезный разворот в сторону экономически целесообразного сотрудничества и сглаживания имеющихся конфликтов, прежде всего, в самой Центральной Азии.

В этом контексте я бы не стал говорить о том, что мировой интерес постепенно перемещается из Казахстана в Узбекистан. Скорее, Ташкент наверстывает, причем стремительно, ранее упущенное.

Если говорить о структурных проблемах Узбекистана, то я бы отметил, прежде всего, сильное административное давление на бизнес, высокий уровень коррупции, а также использование принудительного труда при сборе хлопка.

Если президент Узбекистана сможет сдержать свое слово и решить хотя бы хлопковый вопрос, то его популярность на Западе возрастет еще больше. Предпосылки для этого есть. Практически сразу же после визита Мирзиеева в Вашингтон США отказались от закупок туркменского хлопка. Мирзиеев устраивает и Запад, и азиатские государства – и это приносит свои результаты. Каримов, в отличие от нынешнего президента, после андижанских событий практически не имел возможности посещать западные страны.

Полагаю, что Узбекистан уже заявил о своих экономических интересах в Центральной Азии. На мой взгляд, здоровая конкуренция между Казахстаном и Узбекистаном способна принести пользу обеим странам. В то же время речь можно вести не только и даже не столько о конкуренции, сколько о конструктивном сотрудничестве.

Думаю, что пока Центральная Азия все-таки не готова к созданию своего «шенгена». Такие заявления в основном используются для того, чтобы продемонстрировать альтернативные евразийской интеграции пути развития. В то же время необходимо признать, что в регионе за последние два года сделано немало для того, чтобы преодолеть старые конфликты между соседями.

Игорь Панкратенко, заместитель директора российского Центра стратегических оценок и прогнозов: «Ни в Узбекистане, ни в Казахстане нет мечтающих о жестком противостоянии»

Не думаю, что структурные проблемы в экономике Узбекистана представляют собой серьезные препятствия для ее развития. Они, безусловно, присутствуют, но суть тех экономических преобразований, которые проводит Ташкент, на мой взгляд, позволяет сгладить их. Ведь руководство страны делает акцент на модернизацию и развитие тех секторов, отраслей и видов деятельности, которые обеспечат высокие темпы экономического роста, внедрение передовых технологий и инноваций в производство.

То есть, речь идет, насколько можно судить из узбекских источников, об опережающем развитии таких отраслей и производств, как газоперерабатывающая, нефтехимическая, химическая промышленность, энергетика, автомобилестроение, электротехническая промышленность, фармацевтика, станкостроение, отрасль современных информационных технологий и систем телекоммуникаций.

Успех на этих направлениях, как представляется, существенно сгладит те диспропорции и дисбалансы, которые присутствуют в народном хозяйстве Узбекистана, так же, как они присутствуют практически в любой экономике мира.

Думаю, ни в Казахстане, ни в Узбекистане нет политиков и социальных слоев, прямо так уж и мечтающих о жестком противостоянии двух государств-соседей. Ну а мирное соперничество

никогда не исключало взаимовыгодного сотрудничества. Главное, чтобы в процессе этого соперничества никто ни в Астане, ни в Ташкенте не забывал о той ответственности, которую вместе несут две страны – ответственности за безопасность и стабильность в регионе, за его мирное развитие.

Казахстан и Узбекистан – это, по большому счету, разные ниши инвестирования, поэтому, на мой взгляд, массового оттока инвесторов ожидать не стоит. Ну и потом, если подобные опасения присутствуют, то, наверное, нужно создавать такие условия, при которых эти инвесторы не уйдут.

Что касается конкуренции между двумя странами… В новейшей истории, со времен СССР и после, сложилось так, что Ташкент и Астана просто обречены на конкуренцию за региональное лидерство.

Но именно на мирную конкуренцию, что в общем-то совершенно нормально, если она ведется на основе здравого смысла и идет двум этим государствам только на пользу. Поскольку создает импульс движения вперед. И, разумеется, совершенно не исключает общих взаимовыгодных проектов.

Наверное, у всех стран ЦА есть определенные претензии к Узбекистану. Обычное дело в отношениях между соседями. Но вот в чем Ташкент категорически нельзя упрекнуть, так это в наличии неких зловещих и секретных «планов узбекских мудрецов», скрываемых от других. Тем более сейчас. О своих интересах и о том, каким он видит будущее региона, Ташкент говорит достаточно громко и членораздельно.

На определенном этапе Казахстан выбрал один путь экономического развития, в основе которого – эксплуатация запасов нефти и газа, а Узбекистан пошел другим. И то, что мы сейчас наблюдаем (открытие рынков, развитие приграничного сотрудничества и так далее), – вполне логичный результат разных путей развития.

То есть, с одной стороны, коль уж этот результат логичен и объективен, то прекращать его административными методами, возведением барьеров, как минимум, неконструктивно – не удержат эти барьеры. С другой, это окно возможностей, поскольку процесс вполне можно направить в русло взаимодополняемости экономик двух стран и использовать это в интересах развития Казахстана. Выбор тут за Астаной.

Совершенно очевидно, что будущее – за интернационализацией и взаимной интеграцией экономик. Это происходит в мире сплошь и рядом. Так что в вопросах укрепления экономических связей с южным соседом Казахстан поступает мудро и современно.

Ну а то, что «сосед получит больше», рывок совершит – так, думаю, казахстанские бизнесмены и политики не вчера родились и способны при желании отстаивать выгоды для своей страны.

Знаете, я вообще интернационалист, который вслед за поэтом мечтает, «чтобы в мире без Россий, без Латвий жить единым человечьим общежитьем». Но насколько светла эта мечта, настолько она и утопична. Сегодня в Центральной Азии нет того интегрирующего ядра, той идеи и общности экономических интересов, которые создавали бы предпосылки к возникновению союза, подобного ЕС.

Опыт же Евразийского экономического союза больше смущает, чем вдохновляет. С китайской инициативой «Пояса и Пути», который вроде бы как становится альтернативой ЕАЭС, пока больше вопросов, чем ответов. И, подозреваю, даже товарищ Си в Пекине не имеет четкого представления о конечных результатах этого проекта как интегрирующей инициативы.

Других объединяющих регион проектов нет, а вот спорных вопросов и противоречий хоть отбавляй. И раз так – значит тема «сырая», не пришло ее время. Пиариться на ней, конечно, можно, но вот после пары конкретных вопросов энтузиасты идеи «центральноазиатской интеграции» как-то очень быстро уходят от ответов.

Нужно ли Казахстану брать на себя дополнительное бремя претворения в жизнь откровенно «сырой» инициативы, к которой нет объективных предпосылок и к которой совершенно не готовы остальные государства региона? Думаю, что нет.

Что же касается предложения Дариги Нурсултановны, то, идея, конечно, замечательная. Тем более что, насколько я понял из ее выступления на встрече казахстанских сенаторов с коллегами из Олий Мажлиса Узбекистана в Сарыагаше, речь шла именно о туристических визах. Представляется, что в таком формате вопрос вполне решаемый. И, безусловно, подобный шаг будет иметь вполне положительный эффект. А, кроме того, он создает хороший задел на будущее, ведь один из вариантов названия этого «центральноазаиатского шенгена» – Silk-виза. Что совершенно однозначно ассоциируется с китайской инициативой «Пояса и пути».

Григорий Трофимчук, эксперт в области внешней политики, обороны и безопасности: «Попытки дестабилизации Казахстана и Узбекистана отразятся на всем регионе»

Привлечение кредитов Запада – один из признаков постепенного уклона Узбекистана в ту сторону, хотя страна берет деньги не только оттуда.

Параллельные симптомы заметны и в кадровой сфере с прицелом на доминирование прозападных чиновников в высшем руководящем эшелоне. К примеру, министром иностранных дел Узбекистана может стать Садык Сафаев, имеющий прочные связи с Западом и соответствующими внешними организациями.

Возможно, все эти тенденции связаны между собой, и рекордные кредиты идут в Ташкент не просто так, тем более что усиление его сотрудничества с Вашингтоном видно невооруженным глазом. Расширение открытости Ташкента к иностранным туристам можно поставить в тот же ряд, хотя эту сферу пытаются расширить многие страны.

В принципе, здесь нет никакой сенсации, так как и при предыдущем президенте у Ташкента, внутри центральноазиатской «пятерки», была особая позиция по взаимодействию с США. Именно этот факт усиливает разницу между американо-казахскими и американо-узбекскими отношениями.

Опасные для себя пределы Астана ощущает более четко, при том, что и Казахстан, и Узбекистан включены в общую американскую схему по доставке грузов в Афганистан. Страны региона давно стремились, так сказать, в Европу, но это всегда выглядело несколько странно с учетом географической дислокации. Поэтому сделать свой собственный «Центросоюз» вместо Евросоюза некоторым инициаторам перемен представляется более адекватным вариантом.

Вопрос только в том, кто будет контролировать этот условный «ЦС», если учесть, что, например, Евросоюз и его евро не проживут и недели без прямой поддержки США, – как бы страны старой Европы ни критиковали сейчас администрацию Дональда Трампа. Тем не менее, усиление интеграции между «пятеркой» уже тестируется на практике, если иметь в виду недавний саммит глав стран региона, на который Россию не пригласили.

Надо заранее сказать, что сильного центральноазиатского «ЕС» не получится, так как существует слишком много точек возможного стратегического подрыва такого блока. Все разговоры на этот счет – только для отвлечения внимания. Запад не будет делать ставку на Астану, поскольку с Ташкентом такой проект реализовать легче – по целому ряду параметров. Астана в этом смысле, скорее, мешает усилению западного влияния в регионе: с чисто западной точки зрения, ее легче дезактивировать, чем вкладываться сюда.

Поэтому параллельно с развитием сотрудничества Казахстана с Узбекистаном конкуренция между ними будет усиливаться, причем на самом серьезном, политическом, уровне. Если США всерьез войдут в узбекскую экономику, они автоматически войдут и в связанную с ней экономику Казахстана, если к тому моменту узбекско-казахстанская интеграция достигнет нужных масштабов.

Иностранные инвесторы – и с Запада, и с Востока – будут стараться «селиться» во всех странах региона, насколько это возможно в принципе. Чтобы перевести главные активы республик (землю, компании, недвижимость, сырье) под иностранный контроль безо всякой войны. Возможностей для этого в Узбекистане у них больше, чем в Казахстане. Тем более с учетом того, что Казахстан все-таки входит в ЕАЭС и имеет определенные обязательства перед партнерами, в том числе Москвой.

Было бы странно продолжать думать, что иностранные инвесторы являются однозначным и безусловным благом для тех стран, в которые они внедряются.

В любом случае Казахстан и Узбекистан по сравнению с тремя другими странами играют в Центральной Азии особую роль, так как дестабилизация любой из них автоматически отразится на всем регионе.

Андрей Казанцев, политологмеждународник, директор аналитического центра ИМИ МГИМО: «Казахстану надо подтянуться»

Узбекистан при Мирзиееве создал себе принципиально новую международную репутацию и теперь пожинает ее плоды. Казахстану просто надо еще больше «подтянуться», так как теперь появился конкурент.

Но надо понимать, что сейчас в Узбекистан идут сравнительно большие деньги просто потому, что раньше приток инвестиций был искусственно заморожен политикой Каримова. Это как бы отложенный спрос.

Потом такого фактора уже не будет – он выработается полностью. Развитие связей с Узбекистаном – это еще один способ усилить конкурентоспособность Казахстана, поскольку большая открытость повышает конкурентоспособность. Кроме того, Казахстан получит свои дивиденды от экономического роста в Узбекистане.

Казахстан  —  самая крупная экономическая система Средней Азии и вторая экономика после России на просторах постсоветского пространства по уровню ВВП как всей страны, так и на душу населения в частности. Страна богата на все полезные ископаемые в достаточном количестве для полной независимости государства от внешних факторов. 

Экономика Казахстана пережила множество пагубных влияний, как и все страны, бывшего СССР и благодаря тесной взаимосвязи с  РФ и КНР стала одной из самых быстрорастущих. Сегодня, главными движущими элементами казахской экономики являются: добыча нефти и газа, минералов, металлов, машиностроение и металлообработка. 

История развития экономики, после оглашения независимости

Общая картина политики

Экономика Казахстана развивалась довольно сложно под влиянием политических факторов. Так, неуверенные действия высшей властной верхушки, поначалу в непонимании слова «независимость» и в дальнейшем экономическом спаде от потерь рынков сбыта и от меланхоличных решений правительства, нанесли огромный вред для экономики, при ее проседании показателей  в первый год независимости на 20%, а во второй на все 70% .

Факторы, влияющие на экономику

Все начиналось чинно. Казахские власти долго не хотели разваливать СССР и для кого, а именно для народов страны такой процесс стал особо болезненным. В 1992 году Нурсултан Назарбаев определяет свою политическую волю в трактате «Стратегия политического и экономического развития страны до 2005 года». Таким образом, господин Назарбаев без лишних сантиментов определил развитие экономики, без права пересмотра стратегии озвученной им. Этот трактат предполагал политические шаги по внедрению этнократической политики, т.е. по этой концепции главный народ казахи, остальные должны быть вежливо вытеснены из страны.

В 1993 году была принята первая Конституция страны, которая уравновешивала абсолютную  президентскую власть  страны. Президент, смотря на происходящее в Белом Доме, да и вообще, в Москве и России, решил сделать парламент, политическим импотентом лишив их основных полномочий и распустив его в том же 1993 году. Последняя сессия Верховного Совета первого парламента Казахстана, подарила президенту фактически абсолютную, сверх конституционную власть.

Влияние политики государства на экономику

В политических распрях экономика умирала от либеральных цен, ниже рыночных и в дальнейшем их резкое повышение привели к гиперинфляции денежной единицы. Деньги в Казахстане 1.5 года летели в пропасть. В 1992 году инфляция преодолела общий показатель в 2500%. В это время государство нуждалось в жестких ограничениях, которые не мог организовать постоянно переизбирающийся парламент и президент, подчищающий себе место.

После всех политических потрясений, введения национальной валюты-тенге в 1993 году и озвучивания плана политического развития и его внедрения, экономика вошла в период стагнации в 1995-1996 и в дальнейшей рецессии в 1999 году. Спад ВВП с 17-25% сократился до 9,2%. К 1999 году экономика показала рост в 2,7%, к 2003 году инфляция с 2500% в 1992 году стала 6,4% и преодолевала 18% только в предкризисный 2007 и кризисные 2008-2009 гг.

С 2010 года экономика страны замедлилась и составляет в 4,4% роста.

Показатели экономики

Общие

Казахстан стал одной из самых стабильных экономик в мире. Помимо стабильности экономика страны показывает отличные показатели роста, на фоне ее стратегического партнера. Так, уровень роста экономики в 2014 году составил 4,3-4,4%, в 2015, в связи с баталиями России и Запада составит от 1,5-2%.

На каждого из 17 500 000 человек населения страны приходится около 23 000 долларов по ППС и около 14 000 долларов по номиналу за год. Общий показатель страны 420 млрд. $ по ППС и 225 млрд. $ по номиналу.

Судя из показателей, население Казахстана может себе купить довольно много товаров и получить много услуг, несмотря на средний показатель на душу населения по номинальному ВВП. Если брать экономически активное население страны в 9,1 млн. человек и вычесть безработный в 0,5 млн. человек, то выйдет, что один человек производит товаров и услуг в размере 26 000 долларов.

Важные

Внешний долг составляет  12% номинального ВВП  (то есть около 28 млрд. долларов), что в пересчете на одного гражданина 1600 $. Это показатели чисто государственного долга.

Однако суть экономики Казахстана в том, что долги, делящиеся на частные и государственные все чаще, становятся государственными. Под этой пеленой было реструктуризировано порядка 10 млрд. долларов долгов. Попросту государство списывает долги многих крупных компаний. И в этом смысле, долги компаний перед государством и внешними заемщиками становятся формально частными, а, по сути, государственными, которые при этом не упоминаются в статистике. «Частные долги» страны составляют от 25 до 35 млрд. долларов.

Девальвация

После перехода центрального банка Казахстана на плавающий курс тенгедоллар, девальвация национальной валюты составила 59%. Это решение повлекло за собой увеличение экспорта, а уменьшение расходов на дальнейшее содержание курса страны привело к тому, что к 2009 году девальвация составила 17%. В 2015 году тенге может девальвировать до отметки 30% и увеличить издержки государства на поддержание национальной валюты до 18 млрд. долларов.

Промышленность

Общие сведения

Промышленность можно смело считать локомотивом Казахстана и лакмусом роста экономики. Если рост экономики страны составит 5%, то 4,5% дала промышленность. Удельный вес в формировании ВВП страны от 30 до 35%. В промышленности занято 1,8 млн. человек, т.е. 20% от активного трудового населения государства. 

Промышленность страны кардинально изменилась за годы независимости. Раньше, первые 5 лет становления экономики страны львиную долю  —  52% , промышленности составляла обрабатывающая промышленность, 25%, без малого  —   горнодобывающая, 24% —  производство и распределение энергии, воды и газа. На данный период обрабатывающая промышленность  —   30%, горнодобывающая  —  60% и распределение энергии, воды, газа — 7,4%. Увеличение влияния и производства в горнодобывающей промышленности связано к переходу Казахстана от ориентированности, на партнерах-соседях, на мировую экономику, которая потребляет намного больше добываемого в стране урана, нефти, газа.

Важные отрасли экономики

Главная особенность экономики —  полнейшая обеспеченность всеми полезными ископаемыми. На территории, на 2,7 млн. квадратных километрах,  сосредоточены 50% от мировых запасов вольфрама, 21% урана, 19% свинца, 13% цинка, 10% цветных металлов и значительные запасы нефти и газа. Страна в основном ориентирована на добычу полезных ископаемых и является сырьевой державой.

Эти показатели  дали развитие следующих областей промышленности:

  • нефтегазоносная промышленность;
  • добыча угля,лигнита, торфа;
  • металлургия;
  • металлообработка и машиностроение;
  • производство и распределение электроэнергии, газа и воды;
  • нефтехимия.

Нефтегазоносная промышленность

Данный вид промышленности Казахстан стал осваивать последние годы так, как государство вошло в десятку стран с самым большим запасом нефти и газа. На постсоветском пространстве запасы этих углеводов в Казахстане стоят на втором месте после РФ. Добыча в основном происходит в районе Каспийского моря.

Нефтепромышленность страны ориентирована в основном на экспорт и в последние годы стала доминирующей в экономике страны, делая Казахстан зависимым от нефти и газа.

Добыча угля, лигнита и торфа 

По уровню нахождения угля страна занимает одно из 10 первых мест в мировой добыче угля. Запасы в основном залегают на небольших глубинах, что позволяет создавать  отличную инфраструктуру для добычи и транспортировки угля. Угольная промышленность в экономике страны занимает одну из ключевых ролей в энергетике. Так, 70% электростанций страны работают на угле.

Металлургия

Металлургия страны развита за счет огромных запасов меди, хрома, марганца. Страна занимает лидирующие позиции по выпуску черных и цветных металлов. Удельный вес в экономике страны 12%. Сейчас, металлургия приносит, как экспортная часть довольно существенную долю прибыли и валютных поступлений в страну.

Металлообработка и машиностроение

Эти отрасли промышленности в Казахстане традиционны и если до 2000-х годов металлообработка занимала первое место, то после 2000 года, стало лидировать машиностроение. Данный факт объясняется тем, что государство стало довольно быстро строиться и для развития страны, было первой необходимостью использования ранее экспортируемого продукта на собственные нужды с появлением в стране автомобильных компаний.

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

Данная отрасль для Казахстана традиционна и является основоположницей остальных отраслей промышленности страны. Энергетический комплекс обеспечивает энергетикой всю страну без потребности закупки у соседей. Страна входит в 30-ку мировых производителей энергии, а в странах бывшего СССР занимает 3 место, после России и Украины.

Наибольшее количество электроэнергии производится в Павлодарской и Карагандинской области. Крупные предприятия-производители электроэнергии:

  • АО«ЕЭК»,
  • ТОО «AES Экибастуз»,
  • АО«Станция Экибастузская ГРЭС-2», 
  • АО«Корпорация Казахмыс».

Крупные предприятия-производители теплоэнергии:

  • АО«Алюминий Казахстана»,
  • АО «Миттал стил Темиртау»,
  • ТОО «Караганды жылу»,
  • АО «Корпорация Казахмыс». 

Нефтехимия

В экономике страны все важнее становятся такие отрасли нефтехимической промышленности, как фармацевтика, химия, нефтехимия. В основном развитие получила нефтехимическая промышленность в свете увеличивающихся добычи нефти и газа в стране. Однако качество и количество отечественных  НПЗ далеки от совершенства и не могут похвастаться высокими стандартам производства.

Торговля

Экономические взаимосвязи для Казахстана традиционны и в основном составляют страны постсоветского пространства. Это стало четче просматриваться после того, как страна вступила в объединенное экономическое пространство с Беларусью и Россией.

Постепенно руководство страны пытается выйти из ориентированности на рынок СНГ. Сегодня Казахстан все чаще торгует с Германией, Турцией, Швейцарией, Чехией, США, Южной Кореей, КНР. Товарооборот, за последние 10 лет, увеличился в несколько раз с этими странами. Общий же показатель товарооборота составил около 50-70 млрд. долларов.

 Доля России и СНГ в товарообороте составляет 59% экспорта и 63% импорта, при этом основная часть приходиться на Россию или в денежном выражении 11,8 млрд. долларов.

Экспорт

Казахстан экспортирует нефть, газ, уголь, электроэнергию, продукцию металлургии и машиностроения. В основном Казахстан становится зависимым от нефти и постепенно госбюджет заполняется на значительные части от продажи углеводородов. Существенное превышение экспорта над импортом, видно в торговле с Италией (на 6,3 млрд. долл. США), Нидерландами (на 5,6 млрд. долл. США), Китаем (на 2,6 млрд. долл. США) и Францией (на 2,4 млрд. долл. США).

Казахстанский экспорт:

  • нефть и нефтепродукты занимают— 35% экспорта 2013 году и 38% в 2014;
  • цветные и черные металлы — 33% от общереспубликанского экспорта;
  • руды (урановые, вольфрамовые,никилиевые) —12%;
  • продукция сельского хозяйства—9%;
  • остальное — 10-11%.

Импорт

Импорт меньше экспорта и в основном состоит из продукции нефтехимической промышленности, приборов, автомобилей, оборудования, товаров народного потребления. Импорт товаров  осуществлялся в основном из России – 38% от общего объема, Китая– 16,9%, Украины– 4,9%, Германии – 4,7%,  США – 4,6%, Республики Корея – 2,6% и Японии – 2,2%.

Энергетика

Казахстан, обладая огромными запасами энергоресурсов и живущий за счет экспорта добываемых в стране полезных ископаемых — энергетически независимое государство. Казахстан стал потреблять электроэнергии на уровне с соседней Россией.  На одного жителя Казахстана приходится электричества примерно так же как на одного жителя России, Украины, и ЕС — около 4-5 МВтгод.  

До 2010 года Казахстан экспортировал энергию, то после 2010 года стал ее импортировать. Регионы страны неоднородно используют электроэнергию, если север ее экспортирует в Россию, то юг закупает у Киргизии и Узбекистана.

Производство электроэнергии

Общая мощность всех электростанций составляет около 20 000 МВт. Фактически используемая мощность около 15 000 МВт. Общая выработка электроэнергии составляет 92 000 000 000 КВт год. Несмотря на огромные экспортные возможности электроэнергии, уровень 1991 года не покорился этой отрасли и составляет на 15-25% ниже уровня 24 летней давности.

Воспроизводство электроэнергии происходит на теплоэлектростанциях- (87,7%):

  • конденсационные электростанции — 48,9%;
  • теплоэлектроцентрали — 36,6%;
  • газотурбинные электростанции — 2,3%;
  • гидроэлектростанции — 12,3%

Электроэнергия на 70-80% вырабатывается из угля, из воды и водных сил на 12,3%, газа и нефти на 15,5%. Альтернативные источники выработки электроэнергии развиты слабо и составляют не более 0,2%. В основном это ВЭС.

Основные электростанции государства:

  • ТОО«Экибастузская ГРЭС-1;
  • АО «Станция Экибастузская ГРЭС-2»;
  • АО «Евроазиатская Энергетическая Корпорация» (АксускаяГРЭС);
  • ТОО ГРЭС «КорпорацияКазахмыс»;
  • АО «ЖамбылскаяГРЭС».

Сельское хозяйство

Растительность

Республика Казахстан является одной из тех стран, где сельское хозяйство занимает значимую часть, как экспорта, так и внутренним благоприятным фактором. В сельском хозяйстве страны существенную роль занимаю пашни.

 Под использования для выращивания зерновых, корнеплодов и остальной растительности выделено порядка двух миллионов гектар площади. В сельском хозяйстве задействовано порядка 10-16% от всего трудоспособного населения. Этот показатель наглядно дает понять, что в сельском хозяйстве страны преобладают механика и технология. Производство зерна, бобовых и корнеплод примерно составляет 1700 кг. В год на человека.

Плодородность почв довольно низкая из-за рыхлых песочных почв, точнее, почв с большим количеством песка.

По экспорту зерна, Казахстан занимает второе место в мировой экономике. Так, на одного человека в стране приходится 967 кг. Зерна. Казахстан являет экспортером хлеба. Казахстанский хлеб ценен благодаря твердым сортам пшеницы. В стране насчитывается 36 000 сельхозпредприятий и 31 000 частных домовых фермерских хозяйств.

Скот и птица

Фермеры Казахстана и крупные сельскохозяйственные агрохолдинги разводят крупный рогатый скот: овец, коз, коров, свиней, верблюдов, лошадей и тд. В стране существует 80 хозяйств по разведению крупной скотины. На территории современного Казахстана была выведена белоголовая порода крупного рогатого скота, теперь почти 65% мясных пород в странах СНГ занимает именно это мясная порода.

Поголовье птицы насчитывает около 34 млн. штук. Страна обеспечена птицефабриками, которых 38, из них мясных 12 и 26 яичных. Производство яиц на уровне 4 млрд. штук в год. На производство яиц и мяса птицы казахстанское правительство выделяет сумму около 1 млрд. тенге. Это делается для того, чтобы полностью обеспечить страну пищей без необходимости закупки извне и обеспечить в дальнейшем экспорт данного вида продукции.

Транспортная сеть

Для понятия транспортной системы государства нужно выяснить, как распределено население страны. Казахстан имеет огромную площадь в 2 700 000 квадратных километра. Такая огромная площадь приспособлена всего лишь для 17,5 млн. человек. Основная часть населения проживает на юге  и западе страны, вся остальная территория полупустыни и степь. Для того чтобы связать все населенные пункты, правительство страны вкладывает огромные средства на строительство новых дорог, аэропортов и железной дороги.

Автомобильные дороги

Несмотря на вливание огромных финансов в транспортную сеть страны, на 3,5 млн. автомобилей, зарегистрированных в стране, приходится 96 000 км автомобильных дорог. Многие дороги нуждаются в капремонте, а многие из многих, вообще не видели свежего бетона и асфальта, начиная с 1991 года. Дороги пролегают как бы по периметру страны, если юг и север страны устелены сетью автомобильных дорог, то центр фактически пуст.

По территории страны простираются 5 автомобильных дорого международного значения:

  • Алма-Ата — Астана — Костанай  (трасса М-36) с выходом на Челябинск;
  • Алма-Ата — Петропавловск с выходом на Омск;
  • Алма-Ата — Семей — Павлодар  (трасса М-38)с выходом на Омск;
  • Алма — Ата — Шымкет  (трасса М-39) с выходом на Ташкент;
  • Шымкет — Актобе — Уральск (трасса М-32) с выходом на Самару.

Протяженность этих дорого составляет 23 000 километров. 2015 год должен быть ознаменован открытием 6 международной автомагистралью, которая начинается в Западной Европе, простирается в Казахстане на 2787 км и заканчивается в Западном Китае.

Железные дороги

Там, где нет автомобильных дорог, есть железнодорожное полотно. Железнодорожный транспорт оказывает на страну огромное влияние, так почти 70% грузооборота и почти 60% пассажиропотока проходит через железную дорогу. 

Протяженность железной дороги около 15 000 километров. В 16 точках на границе железная дорога Казахстана стыкается с ЖД других стран. Развитая железнодорожная сеть минимизирует отсутствие автомобильных дорог, делая продвижение по стране более удобным и комфортным.

Авиатранспорт

На территории станы существует 22 аэропорта. Очень часто из-за огромной протяженности страны альтернативы авиатранспорту нет. 14 аэропортов республики осуществляют международные авиаперевозки. Основная часть аэропортов страны не загружена даже на пятую часть.

Даже в таком положении не загруженности Казахстан продолжает строить все новые и новые ВВП.

Основной упор авиаперевозок делается на транзит грузов и пассажиров между Европой и Азией. Крупнейшей авиакомпанией Казахстана является «Air Astana».  Стоимость перелета довольно высока и стоит на два порядка выше, чем в РФ и Европе в целом. Данный фактор плохо сказывается на развитии авиаперевозок в стране. Крупнейший аэропорт «Алматы» с грузоперевозками в почти 5 000 000 пассажировгод.

Финансовая система

За время независимости финансовая система Казахстана привела страну к росту и развитию. Так, в начале 90-х годов прошлого столетия Казахстан не знал, как реализовывать продукцию в другие страны, но спустя двадцать лет стал  совершать торговлю не только со странами бывшего СССР, но и со сверхдержавами.

После введения в 1993 году национальной валюты — тенге, либерализации цен и окончательному формированию политического устройства страны экономика страны начала свой подъем. Правительство страны осуществляет впервые на территории бывшего СССР пенсионную реформу в 1998 году. В 2000 году был создан так называемый стабилизационный фонд Казахстана. Он должен помогать стабилизации экономики во время мировых кризисов и других факторов, по типу засухи, наводнения и тд. На этом фоне в республике активно начали появляться банки.

Сейчас в стране их насчитывается около 40. правительство ведет жесткую наблюдательную миссию в отношении финансовых учреждений, поэтому банков не 200 и не 300, как в Украине или России. Банки в стране имеют фонд, поддерживающий их в случае непредвиденных обстоятельств, рассчитывать на него банки могут только после проверки национальным Центробанком и с одобрения президента республики.

Финансовый кризис и противостояние восток-запад

Самый сильны удар по экономике государства был нанесен в кризисные 2008-2009 годы. Экономика страны просела на 20-30%, курс тенге по отношению к доллару снизился примерно на этот же показатель. Несмотря на этот стрессовый период,  финансовая система страны выдержала и является жизнеспособной и не дотационной извне.

2014-2015 год стали для Казахстана, торговлей завязанным на России, тяжелыми и равны тому же ущербу, который нанес на финансовую систему страны финансовый кризис 2008-2009 года, тенге падает, ожидаемый курс к концу 2015 года 200-250 тенге за один американский доллар.

Показатели экономики на данный момент

Экономика Казахстана может быть абсолютно свободной от внешних факторов, однако, правительство страны пытается получить финансовые потоки извне. Да, это очень неплохо, если не смотреть на тот факт, что большинство долгов республики отведено России. Фактически в этой плоскости можно утверждать, что республика стала зависимой от российского капитала. Многие компании страны, так или иначе, имеют значительный российский след.

Долги республики сокращаются, но за счет государственных средств. Главным образом это происходит из-за того, что частные долги предприятий государство берет на себя и в большей части просто списывает их. Казахстанская экономика делает хорошие шаги по своей экономической независимости, однако, постоянные списывания долгов, реструктуризация, снижение кредитных услуг среди населения не дают в полной мере раскрыть крылья.

Экономический рост

2014 год для Казахстана стал одним из самых плохих. Рост ВВП сократился минимум на 6% . Производство металлургических предприятий замедлилось, что обусловлено падением спроса на этот вид промышленности со стороны КНР и РФ. Добыча нефти также стала меньше, что характерно увеличением добычи углеводородов ОАЭ и Саудовской Аравией и низкой ценой в 50-60$.  Население страны страдает от жестких мер кредитования по потребительским кредитам, отсрочки роста заработных плат и пенсий и девальвации.

Макроэкономическая политика

Правительство страны изо всех сил пытается стабилизировать ситуацию внутри страны. Так, правительство страны в 2015 году выпустит 2,5 миллиарда евробондов, начнет заимствовать средства извне (МВФ).

Главная проблема Казахстана на данный момент падающий курс тенге и рост цен. Даже для прилично зарабатывающих жителей страны ударил курс и цены.

Правительство пытается восстановить доверие, к национальной валюте привлекая инвестиции в страну, стабилизации курс при помощи финансовых вливаний из государственного резервного фонда и выведении значительной части долларов из банковских фондов.

Отличная энергобаза, трудолюбивое население и стойкая, хоть и прогрессивная политическая система не дают стране погрязнуть в долгах, а наоборот, поддерживают страну на плаву, обеспечивая жителям достойный доход и условия.