Национальный состав казахстана 2017г

Содержание

Общая численность населения Казахстана по данным на 1 января 2019 года составляет 18 395 567 человек.

Потоки внешней миграции на ПМЖ и число родившихся и умерших за 1990—2015 годы в Казахстане, человек. Источник: Текущие данные Комитета Статистики МНЭ РК

Занимает 74-е место в списке стран по численности населения. Средняя плотность чуть более 6,72 человек на км² (184-е место в списке стран по плотности населения).

Согласно данным на начало 2019 года, этнос казахи составляет большинство населения (67,98 %). Следующие, русские (19,32 %), узбеки (3,21 %), украинцы (1,47 %), уйгуры (1,47 %), татары (1,10 %) и другие.

6 591 600 ↗6 831 000 ↗7 042 000 ↗7 316 000 ↗7 637 000 ↗7 992 000 ↗8 371 000 ↗8 765 000 ↗9 169 000 ↗9 294 700
↗9 754 800 ↗10 236 000 ↗10 723 000 ↗11 192 000 ↗11 449 000 ↗11 771 000 ↗12 047 000 ↗12 323 000 ↗12 588 000 ↗12 800 000
↗13 009 000 ↗13 211 000 ↗13 430 000 ↗13 637 000 ↗13 847 000 ↗14 063 000 ↗14 209 000 ↗14 349 000 ↗14 501 000 ↗14 685 000
↗14 858 000 ↗15 053 000 ↗15 253 000 ↗15 452 000 ↗15 648 000 ↗15 842 000 ↗16 028 000 ↗16 244 000 ↗16 332 000 ↗16 537 000
↗16 690 000 ↗16 793 000 ↗16 964 000 ↗16 986 000 ↘16 942 000 ↘16 679 000 ↘16 544 000 ↘15 993 000 ↘15 804 000 ↘15 000 000
↘14 900 000 ↘14 800 000 ↗14 851 100 ↗14 866 900 ↗14 951 200 ↗15 074 767 ↗15 219 291 ↗15 396 878 ↗15 571 506 ↗15 776 492
↗16 204 617 ↗16 441 959 ↗16 675 392 ↗16 911 911 ↗17 165 239 ↗17 417 447 ↗17 670 957 ↗18 034 400

Демографические данные

1950 6703 252 000 97 000 155 000 37.6 14.4 25.9
1951 6831 256 000 98 000 158 000 37.5 26.3
1952 7042 264 000 101 000 163 000 37.5 26.8
1953 7316 262 000 104 000 158 000 35.8 25.7
1954 7637 286 000 106 000 180 000 37.5 27.7
1955 7992 300 000 109 000 191 000 37.5 12.9 28.2
1956 8371 313 000 112 000 201 000 37.4 28.8
1957 8765 326 000 115 000 211 000 37.2 29.2
1958 9169 340 000 116 000 224 000 37.1 29.7
1959 9581 354 000 118 000 236 000 36.9 29.9
1960 9995 371 800 121 000 250 800 37.2 11.3 30.6
1961 10 480 377 000 124 000 253 000 36.0 24.1
1962 10 958 368 300 127 000 241 300 33.6 22.0
1963 11 321 352 400 125 000 227 400 31.1 20.1
1964 11 610 330 500 125 000 205 500 28.5 17.7
1965 11 910 320 600 124 000 196 600 26.9 9.6 16.5
1966 12 185 313 500 124 000 189 500 25.7 15.6
1967 12 456 307 200 123 000 184 200 24.7 14.8
1968 12 694 302 000 121 000 181 000 23.8 14.3
1969 12 900 302 200 122 000 180 200 23.4 13.9
1970 13 105 306 700 121 000 185 700 23.4 9.2 17.4
1971 13 320 317 400 124 000 193 400 23.8 14.4
1972 13 533 318 600 125 000 193 600 23.5 14.2
1973 13 742 321 100 126 000 195 100 23.4 14.1
1974 13 955 338 300 127 000 211 300 24.2 15.1
1975 14 136 343 700 127 000 216 700 24.3 8.8 15.3
1976 14 279 350 400 128 000 222 400 24.5 15.6
1977 14 425 349 400 128 000 221 400 24.2 15.3
1978 14 588 355 300 127 000 228 300 24.4 15.6
1979 14 753 354 320 113 687 240 633 24.0 16.3
1980 14 919 356 013 119 078 236 935 23.9 8.0 15.9
1981 15 096 367 950 120 974 246 976 24.4 8.0 16.4
1982 15 279 373 416 120 165 253 251 24.4 7.9 16.6
1983 15 463 378 577 123 807 254 770 24.5 8.0 16.5
1984 15 647 399 403 129 796 269 607 25.5 8.3 17.2
1985 15 780 396 929 126 786 270 143 25.2 8.0 17.1
1986 15 965 410 846 119 149 291 697 25.7 7.5 18.3
1987 16 167 417 139 122 835 294 304 25.8 7.6 18.2
1988 16 362 407 116 126 898 280 218 24.9 7.8 17.1
1989 16 537 382 269 126 378 255 891 23.1 7.6 15.5
1990 16 670 362 081 128 576 233 505 22.2 7.9 14.3
1991 16 525 353 174 134 324 218 850 21.5 8.2 13.3 2.67
1992 16 440 337 612 137 518 200 094 20.5 8.4 12.1 2.62
1993 16 381 315 482 156 070 159 412 19.3 9.5 9.8 2.54
1994 16 146 305 624 160 339 145 285 18.9 9.9 9.0 2.43
1995 15 816 276 125 168 656 107 469 17.5 10.7 6.8 2.21
1996 15 578 253 175 166 028 87 147 16.3 10.7 5.6 2.02
1997 15 334 232 356 160 138 72 218 15.2 10.4 4.7 1.93
1998 15 072 222 380 154 314 68 066 14.8 10.2 4.5 1.81
1999 14 928 217 578 147 416 70 162 14.6 9.9 4.7 1.79
2000 14 882 222 054 149 778 72 276 14.9 10.1 4.9 1.88
2001 14 854 221 487 147 876 73 611 14.9 10.0 5.0 1.84
2002 14 854 227 171 149 381 77 790 15.3 10.1 5.2 1.88
2003 14 901 247 946 155 277 92 669 16.6 10.4 6.2 2.03
2004 15 013 273 028 152 250 120 778 18.2 10.1 8.1 2.21
2005 15 147 278 977 157 121 121 856 18.4 10.4 8.0 2.22
2006 15 307 301 756 157 210 144 546 19.7 10.3 9.4 2.36
2007 15 481 321 963 158 297 163 666 20.8 10.2 10.6 2.47
2008 15 672 356 575 152 706 203 869 22.8 9.7 13.1 2.68
2009 15 989 357 552 142 780 214 772 22.0 9.0 13.0 2.55
2010 16 324 367 752 145 875 221 877 22.5 8.9 13.6 2.60
2011 16 559 372 544 144 213 228 331 22.5 8.7 13.8 2.59
2012 16 900 379 121 141 220 237 901 22.5 8.4 14.1 2.62
2013 17 035 393 421 137 630 255 791 22.7 8.0 14.7 2.64
2014 17 289 401 066 132 236 268 830 23.1 7.6 15.5 2.76
2015 17 557 398 561 131 867 266 694 22.7 7.5 15.2 2.73
2016 17 818 409 940 132 373 277 567 23.0 7.4 15.6 2.8
2017 18 014 390 520 130 033 260 487 21.7 7.2 14.4

1 Данные о родившихся и умерших до 1979 — оценочные.

Переписи населения

национальный состав казахстана 2017г

Городской

автобус

с символикой Казахстанской переписи населения 2009 года.

Алма-Ата

Перепись населения Республики Казахстан 1999 года прошла в феврале, ровно через 10 лет после Всесоюзной переписи населения СССР 1989 года. Первая, после обретения независимости, перепись населения республики Казахстан. Проводилась в период с 25 февраля по 4 марта 1999 года. К концу 2000 года были опубликованы основные результаты первой переписи населения страны. Численность населения Республики Казахстан по итогам переписи населения 1999 года составила 14.953,1 тыс. человек, сократившись на 1.246,1 тыс. (на 7,7 %) человек по сравнению с данными казахстанской ревизии (16.199,2) данных всесоюзной переписи населения 1989 года когда в республике официально проживало 16,4 млн чел.

Перепись населения в Казахстане 2009 — вторая, после обретения суверенитета, перепись населения республики Казахстан. Проводилась с 24 на 25 февраля 2009 г. Предварительные официальные результаты переписи были опубликованы 4 февраля 2010 года на сайте казахстанского госкомстата. Численность населения Республики Казахстан по итогам переписи населения 2009 года составила 16.004,8 тыс. человек, увеличившись на 1.022,9 тыс. (на 6,8 %) человек по сравнению с переписью 1999 года. Одним из самых неожиданных результатов переписи стало резкое снижение доли городского населения с 56,3 % до 54,0 % и соответствующее повышение доли сельского населения.

Национальный состав

Сегодняшний Казахстан — государство с полиэтническим составом населения. По данным переписи населения 2009 года казахи составляют 63,1 % населения, русские — 23,7 %, другие — 13,2 %; по официальным оценкам на начало 2019 года — соответственно 67,98 %; 19,32 % и 12,70 %.

Перепись 2009 года

Официальные предварительные данные переписи 2009 года о доли основных этносов были опубликованы 4 февраля 2010 года: казахов — 63,1 % населения, русских — 23,7 %, узбеков — 2,8 %, украинцев — 2,1 %, уйгур — 1,4 %, татар — 1,3 %, немцев — 1,1 %, других этносов — 4,5 %. Численность казахов за 1999—2009 годы увеличилась, таким образом, на 26 % (или на 2,1 млн чел.), узбеков — на 23 % (на 87 тыс.), уйгур — на 6 % (на 13 тыс.). Резко сократилось число немцев — на 50 % (на 175 тыс.), а также украинцев — на 39 % (на 214 тыс.), татар — на 18 % (на 46 тыс.), русских — на 15 % (на 683 тыс. чел.).

Всего 15 776 492 100,00 % 16 009 597 100,0 %
Казахи 9 540 806 60,47 % 10 096 763 63,07 %
Русские 3 869 661 24,53 % 3 793 764 23,70 %
Узбеки 463 381 2,94 % 456 997 2,85 %
Украинцы 422 680 2,68 % 333 031 2,08 %
Уйгуры 241 946 1,53 % 224 713 1,40 %
Татары 226 803 1,44 % 204 229 1,28 %
Немцы 220 975 1,40 % 178 409 1,11 %
другие 790 240 5,01 % 721 691 4,51 %

История этнического состава согласно переписям

казахи 3392751 3627612 2327625 2794966 4161164 5289349 6534616 7985039 10096763 12505251
русские 454402 1275055 2458687 3974229 5449826 5991205 6227549 4479620 3793764 3553232
узбеки 29564 129399 120655 136570 207514 263295 332017 370663 456997 590993
украинцы 79573 860201 658319 762131 930158 897964 896240 547052 333031 270916
уйгуры 55815 62313 35409 59840 120784 147943 185301 210365 224713 270096
татары 55984 79758 108127 191925 281849 312626 327982 248954 204229 201492
немцы 2613 51094 92571 659751 839649 900207 957518 353441 178409 178029
турки 68 523 9916 18397 25820 49567 75900 97015 112107
корейцы 42 96457 74019 78078 91984 103315 99665 100385 108396
азербайджанцы 12996 38362 56166 73345 90083 78295 85292 110341
дунгане 4888 8455 7415 9980 17283 22491 30165 36945 51944 72361
белорусы 25584 31614 107463 197592 181491 182601 111927 66476 54690
таджики 7666 11229 8075 7166 19293 25514 25657 36277 48749
курды 2387 6109 12299 17692 25425 32764 38325 46348
чеченцы 3 2639 130232 34492 38256 49507 31799 31431 33318
поляки 1254 3762 54809 53102 61335 61136 59956 47297 34057 30456
киргизы 9612 9352 13718 10925 23274 н.д.
башкиры 2528 841 3450 8742 21134 32499 41847 23224 17263 н.д.
ингуши 3 322 47867 18356 18337 19914 16893 15120 н.д.
молдаване 2855 2992 14844 25711 30256 33098 19458 14245 н.д.
греки 157 1374 55543 39241 49930 46746 12703 8846 н.д.
мордва 11911 27244 25334 25499 34129 31424 30036 16147 8013 н.д.
чуваши 2267 6590 11255 22690 22310 22305 11851 7301 н.д.
евреи 1651 4499 19240 28048 26954 22762 18492 6743 3485 н.д.
другие 30591 70342 101379 136606 142668 174670 99799 82942 192060
казахи 58,52 % 37,84 % 30,02 % 32,39 % 36,02 % 39,69 % 53,40 % 63,07 % 67,98 %
русские 20,57 % 39,97 % 42,69 % 42,42 % 40,80 % 37,82 % 29,96 % 23,70 % 19,32 %
узбеки 2,09 % 1,96 % 1,47 % 1,62 % 1,79 % 2,02 % 2,48 % 2,85 % 3,21 %
украинцы 13,88 % 10,70 % 8,19 % 7,24 % 6,12 % 5,44 % 3,66 % 2,08 % 1,47 %
уйгуры 1,01 % 0,58 % 0,64 % 0,94 % 1,01 % 1,13 % 1,41 % 1,40 % 1,47 %
татары 1,29 % 1,76 % 2,06 % 2,19 % 2,13 % 1,99 % 1,66 % 1,28 % 1,10 %
немцы 0,82 % 1,50 % 7,09 % 6,53 % 6,13 % 5,82 % 2,36 % 1,11 % 0,97 %
корейцы 1,57 % 0,80 % 0,61 % 0,63 % 0,63 % 0,67 % 0,63 % 0,59 %
турки 0,01 % 0,11 % 0,14 % 0,18 % 0,30 % 0,51 % 0,61 % 0,61 %
азербайджанцы 0,21 % 0,41 % 0,44 % 0,50 % 0,55 % 0,52 % 0,53 % 0,60 %
дунгане 0,14 % 0,12 % 0,11 % 0,13 % 0,15 % 0,18 % 0,25 % 0,32 % 0,39 %
белорусы 0,41 % 0,51 % 1,15 % 1,54 % 1,24 % 1,11 % 0,75 % 0,42 % 0,30 %
курды 0,04 % 0,07 % 0,10 % 0,12 % 0,15 % 0,22 % 0,24 % 0,25 %
таджики 0,12 % 0,18 % 0,09 % 0,06 % 0,13 % 0,15 % 0,17 % 0,23 % 0,27 %
поляки 0,06 % 0,89 % 0,57 % 0,48 % 0,42 % 0,36 % 0,32 % 0,21 % 0,17 %
чеченцы 0,00 % 0,04 % 1,40 % 0,27 % 0,26 % 0,30 % 0,21 % 0,20 % 0,18 %
киргизы 0,07 % 0,06 % 0,08 % 0,07 % 0,15 %
башкиры 0,01 % 0,06 % 0,09 % 0,16 % 0,22 % 0,25 % 0,16 % 0,11 %
ингуши 0,00 % 0,01 % 0,51 % 0,14 % 0,12 % 0,12 % 0,11 % 0,09 %
молдаване 0,05 % 0,05 % 0,16 % 0,20 % 0,21 % 0,20 % 0,13 % 0,09 %
греки 0,00 % 0,02 % 0,60 % 0,31 % 0,34 % 0,28 % 0,08 % 0,06 %
мордва 0,44 % 0,41 % 0,27 % 0,27 % 0,21 % 0,18 % 0,11 % 0,05 %
чуваши 0,04 % 0,11 % 0,12 % 0,18 % 0,15 % 0,14 % 0,08 % 0,05 %
евреи 0,07 % 0,31 % 0,30 % 0,21 % 0,16 % 0,11 % 0,05 % 0,02 %
другие 0,49 % 1,14 % 1,09 % 1,06 % 0,97 % 1,06 % 0,67 % 0,52 % 1,04 %

Национальный состав по областям на 2016 год

По данным на 1 января 2016 года (чел.):

Республика Казахстан 17670579 11748179 3644529 548841 289724 256295 202934 181754 107944 107169 103514 66209 58062 44738 43974 32695 31938 16885 185195
Акмолинская 744386 375156 250028 1329 33777 217 13439 26361 152 1433 2068 172 10435 355 607 3256 8014 1920 15667
Актюбинская 834768 681880 100906 1300 22900 134 9389 5703 122 1465 1188 15 1216 128 8 1304 231 789 6090
Алма-Атинская 1947481 1376925 279050 4665 4351 153501 12775 8748 36458 15809 16955 1457 628 764 14450 5913 1108 323 13601
Атырауская 594562 547677 33723 1459 771 124 2329 484 328 3145 497 27 209 33 19 175 29 64 3469
Восточно-Казахстанская 1395797 828343 518038 1411 4660 967 16776 13398 216 1459 1635 170 1355 334 45 1658 198 319 4815
Жамбылская 1110907 805956 114054 27487 3478 2770 9044 4433 33041 9210 12337 54495 451 701 14958 2240 115 370 15767
Западно-Казахстанская 636852 478638 128954 587 9867 98 8500 1318 40 932 1552 69 1890 75 2 575 113 417 3225
Карагандинская 1384889 697275 506056 4256 43288 646 31538 33121 507 13359 4765 263 11468 1483 348 5440 3683 4007 23386
Костанайская 883640 350905 367335 1245 76021 193 16301 28024 219 3865 3762 21 13568 554 31 1960 1462 3814 14360
Кызылординская 765171 734376 15162 1498 318 142 1627 160 1640 7774 253 3 91 115 12 793 12 174 1021
Мангистауская 626793 565721 38244 2148 1953 150 1708 294 113 847 5711 61 216 85 13 665 60 145 8659
Павлодарская 758479 385794 276799 1318 34878 214 14144 21110 124 1091 2057 30 4708 336 50 1794 940 1303 11789
Северо-Казахстанская 569446 197037 283370 527 24758 132 12364 20135 221 465 1824 15 5757 862 370 623 12293 705 7988
Южно-Казахстанская 2841307 2072281 130697 479958 4165 3966 18581 2512 22901 8977 33987 16 486 35198 9237 2445 129 796 14975
город Нур-Султан 872619 658901 133587 9150 13796 1082 10792 8679 2985 5867 3450 662 3952 737 418 1197 2613 1114 13637
город Алма-Ата 1703482 991314 468526 10503 10743 91959 23627 7274 8877 31471 11473 8733 1632 2978 3406 2657 938 625 26746

По данным на 1 января 2016 года (%):

Республика Казахстан 100,00 % 66,48 20,61 3,11 1,64 1,45 1,15 1,03 0,61 0,61 0,59 0,37 0,33 0,25 0,25 0,19 0,18 0,10 1,05
Акмолинская 100,00 % 50,40 33,58 0,18 4,54 0,03 1,81 3,54 0,19 0,02 0,28 0,02 1,40 0,08 0,05 0,44 1,08 0,26 2,10
Актюбинская 100,00 % 81,68 12,09 0,16 2,74 0,02 1,12 0,68 0,18 0,01 0,14 0,00 0,15 0,00 0,02 0,16 0,03 0,09 0,73
Алма-Атинская 100,00 % 70,71 14,33 0,24 0,22 7,88 0,66 0,45 0,81 1,87 0,87 0,07 0,03 0,74 0,04 0,30 0,06 0,02 0,70
Атырауская 100,00 % 92,12 5,67 0,25 0,13 0,02 0,39 0,08 0,53 0,06 0,08 0,00 0,04 0,00 0,01 0,03 0,00 0,01 0,58
Восточно-Казахстанская 100,00 % 59,37 37,11 0,10 0,33 0,07 1,20 0,96 0,10 0,02 0,12 0,01 0,10 0,00 0,02 0,12 0,01 0,02 0,34
Жамбылская 100,00 % 72,55 10,28 2,47 0,31 0,25 0,81 0,40 0,83 2,97 1,11 4,91 0,04 1,35 0,06 0,20 0,01 0,03 1,42
Западно-Казахстанская 100,00 % 75,16 20,23 0,09 1,55 0,02 1,33 0,21 0,15 0,01 0,24 0,01 0,30 0,00 0,01 0,09 0,02 0,07 0,51
Карагандинская 100,00 % 50,35 36,52 0,31 3,13 0,05 2,28 2,39 0,96 0,04 0,34 0,02 0,83 0,03 0,11 0,39 0,27 0,29 1,69
Костанайская 100,00 % 39,71 41,58 0,14 8,60 0,02 1,84 3,17 0,44 0,02 0,43 0,00 1,54 0,00 0,06 0,22 0,17 0,43 1,63
Кызылординская 100,00 % 95,98 1,98 0,21 0,04 0,02 0,21 0,02 1,02 0,21 0,03 0,00 0,01 0,00 0,02 0,10 0,00 0,02 0,13
Мангистауская 100,00 % 90,26 6,10 0,35 0,31 0,02 0,27 0,05 0,14 0,02 0,91 0,01 0,03 0,00 0,01 0,11 0,01 0,02 1,38
Павлодарская 100,00 % 50,87 36,49 0,17 4,60 0,03 1,87 2,79 0,14 0,02 0,27 0,00 0,62 0,01 0,04 0,24 0,12 0,17 1,55
Северо-Казахстанская 100,00 % 34,62 49,76 0,09 4,35 0,02 2,17 3,54 0,08 0,04 0,32 0,00 1,01 0,06 0,15 0,11 2,16 0,12 1,40
Южно-Казахстанская 100,00 % 72,93 4,60 16,87 0,15 0,14 0,65 0,09 0,32 0,81 1,20 0,00 0,02 0,33 1,24 0,09 0,00 0,03 0,53
город Астана 100,00 % 75,51 15,31 1,05 1,58 0,12 1,24 0,99 0,67 0,34 0,40 0,08 0,45 0,05 0,08 0,14 0,30 0,13 1,56
город Алма-Ата 100,00 % 58,19 27,49 0,62 0,63 5,40 1,39 0,43 1,85 0,52 0,67 0,51 0,10 0,20 0,17 0,16 0,06 0,04 1,57

История

национальный состав казахстана 2017г

Национальный состав Казахстана в 1897-1970 г. Наиболее крупные этносы. Серым размечены периоды голодов 1920-х и 1930-х годов.

Казахи, русские и украинцы в национальных костюмах.

Почтовая марка Казахстана, 2003 г.

Уйгуры и татары в национальных костюмах.

Почтовая марка Казахстана, 2007 г. национальный состав казахстана 2017г

Возрастная структура этносостава на начало 2013 г.

Формирование многонационального состава населения на территории современного Казахстана началось в середине XV столетия, при Казахском Ханстве, когда завершился этногенез казахов из тюркских и частично монгольских племен. Далее, до самого начала XX века казахи абсолютно преобладали в составе населения Казахстана.

В начале ХХ-го века, в результате Столыпинской переселенческой политики в Казахстане происходит значительный рост русско-украинского населения. К 1911 году доля казахов сократилась до 67,2 % населения.

Кампания по коллективизации и засуха в 30-х годах вызвала жестокий голод, который принято в народе называть «Голощекинский голод». Часть казахов вынужденно покинули родину и ушли в Китай и соседние республики. В 1931—1934 годах от голода и болезней погибло около полутора миллионов человек.

Казахская ССР наряду с Киргизской (а также ликвидированной в 1956 году Карело-Финской ССР) был одной из союзных республик СССР, в которой титульная нация долгое время составляла меньшинство; такое положение начало складываться в 30-е годы не только в результате больших потерь казахского населения, но прежде всего ввиду переселения на территорию Казахстана из других республик СССР нескольких миллионов людей. В период с 1935 по 1940 годы имели место постоянные депортации поляков из Западной Украины, Белоруссии и Литвы (около 120 тысяч человек). В годы Второй мировой войны в Казахстан были насильственно переселены с Поволжья немцы, с Кавказа чеченцы, ингуши и другие народы, а в 1950—1960-е годы в связи с освоением целины сюда переехало более миллиона жителей России, Украины и Белоруссии. В результате удельный вес казахов, составлявших в 1926 году 57,1 % от всего населения республики, снизился в 1939 до 38 %, а в 1959 году не превышал и 30 %. Лишь в 1990-е удельный вес казахов превысил 50 % отметку. При этом в послевоенный период для казахов (как и для других коренных народов Центральной Азии) была характерна относительно высокая рождаемость, при этом рождаемость русских и других европейских народов Казахстана (составлявших в 1930—1980-е годы свыше 60 % населения республики) неуклонно снижалась, особенно в хрущёвское и горбачёвское время. Уже в конце 1960-х миграционное сальдо Казахстана стало отрицательным, но массовый отток европейского населения начался в конце 1980-х. Уже к концу 1980-х в казахских семьях рождалось больше половины детей республики. В конце 1980-х — начале 1990-х рождаемость всех народов СССР значительно снизилась, но если у русских она снизилась с уровня простого воспроизводства до сильно суженного воспроизводства, то у казахов с уровня расширенного воспроизводства до уровня простого, что привело только к незначительному замедлению естественного прироста и небольшому возрастанию среднего возраста. Ситуацию сильно усугубила массовая эмиграция русских и других европейских народов (с 1989 до 1999 численность русских Казахстана сократилась на 29 %, немцев — на 63 %, украинцев — на 39 %, татар — на 24 %, при этом число казахов выросло на 22 %). Всего с 1939 по 2016 год численность казахов в Казахстане выросла в 5 раз с 2328 тыс. до 11175 тыс. При этом казахское население демографически молодо (средний возраст около 25 лет), в то время как русское состоит в основном из пожилых людей (средний возраст 50 лет), что является не только следствием низкой рождаемости, но и массовым отъездом молодёжи с конца 1980-х годов. Доля казахов среди новорожденных составляет около 75 %, в то время как большинство (55 %) пенсионеров — русские, что напонимает аналогичную ситуацию в Западной Европе, странах Америки, ЮАР, Австралии. При этом с начала 2000-х рождаемость среди казахов существенно выросла, что также типично для большинства народов СНГ, где на смену снижению рождаемости в 1990-е годы пришёл рост в 2000-е.

Этнический состав Казахстана после распада СССР изменился сильнее, чем в любой другой республике бывшего СССР, что удивительно учитывая отсутствием крупных межнациональных конфликтов и в целом хорошие межэтнические отношения населения страны.

В течение всей первой половины XX столетия вплоть до переписи 1959 года, когда относительное количество казахского населения достигло 30,02 %, удельный вес казахского населения неуклонно уменьшался как в силу мощного миграционного притока иноэтничного населения в Казахстан, так и по причине массовой гибели населения в годы Гражданской войны и коллективизации.

В 1950-х — начале 1960-х годов в Казахстан приезжали в основном семьями и оставались там, однако к концу 1960-х стало больше приезжать одиночек с целью заработать деньги и вернуться на родину.

В последующие годы в результате высокого естественного прироста численность и удельный вес казахов начинает постепенно увеличиваться.

Одной из наиболее значительных групп населения Казахстана в XX веке стали депортированные в годы войны немцы, численность которых к 1989 году достигла 957 518 человек.

Также значительно за период с 1926 по 1989 годы выросла численность татар, белорусов, уйгуров, корейцев и других. Сохранили своё достаточно значительное представительство узбеки. При этом только уйгуры и узбеки увеличили свою численность за счёт естественного прироста населения, все остальные народы выросли главным образом за счёт миграционного прироста.

С 1968 года сальдо миграции становиться отрицательным, но население продолжает расти за счёт относительно высокого естественного прироста.

Появление убыли населения приходится на начало 1990-х годов. Определяющую роль в этом сыграл миграционный отток из Казахстана. Однако до 1993 года население Казахстана хотя и медленно, но ежегодно увеличивалось только благодаря показателю естественного прироста.

В 1993 году была зафиксирована наибольшая численность населения Казахстана за всю историю до 1990—2000-х годов — 17,0 млн человек, превзойдённая вновь к концу 2013 года (17,2 млн человек).

С 1993 года численность населения республики ежегодно сокращалась вплоть до 2003 года и уменьшилась на 13 %.

С 2003 года население Казахстана перестало уменьшаться, благодаря исчезновению сальдо миграции, то есть число въезжающих людей в республику на сегодняшний день превышает выезжающих.

В 2009 году численность жителей республики впервые за годы независимости превысила 16 миллионов человек.

Ранние годы суверенитета Казахстана привели к тотальному изменению этнодемографической ситуации в стране. Эмиграция населения из Казахстана в Россию и страны Европы снизила население страны на 9,1 % по состоянию на 1999 г.

За 1989—1999 гг. численность абсолютного большинства народов Казахстана значительно сократилась. За 1989—1999 гг. численность немцев уменьшилась на 63,1 %. Численность русского населения снизилась на 28,6 %, украинцев — на 38,9 %, татар — на 24,1 %, белорусов — на 38, 7 %, корейцев — на 3,5 %, поляков — на 21,1 % и т. д. Снизилась также численность чеченцев, башкир, молдаван, ингушей, мордвы, армян, греков, киргизов, болгар, лезгин, туркмен и абсолютного большинства других народов Казахстана. Но в настоящее время ситуация выправляется и наблюдается незначительное увеличение численности некоторых народов (корейцы, чеченцы и др.), также ощутимо снижение темпов сокращения по другим народам (татары, немцы и др.).

За период с 1989 по 1999 годы заметно возросла численность казахов, увеличившись на 22,1 %, кроме того увеличилась численность узбеков — на 11,6 %, уйгур — на 13,5 %, дунган — на 22,4 % и курдов — на 28,8 %.

Согласно данным Всесоюзной переписи 1989, неказахское население только в двух из 19 тогдашних областей Казахской ССР составляло менее 1/4 всего населения: в Гурьевской, ныне Атырауской (20,1 %) и Кзыл-Ординской, ныне Кызылординской (20,6 %). В семи областях на долю этой части нетитульного населения приходилось от 2/3 до 4/5 всего населения: Кокчетавской, Павлодарской, Восточно-Казахстанской, Целиноградской (Акмолинской), Кустанайской. А в Карагандинской и Северо-Казахстанской областях доля казахов не превышала 20 %. В 1999 в Казахстане была проведена первая национальная перепись населения, показавшая, что доля казахов во всем населении республики поднялась с 40,1 % до 53,4 %. Наибольшую прибавку как к абсолютной численности казахов, так и к их удельному весу дали южные и западные области. На севере и востоке доля казахов также увеличилась во всех областях. Наиболее сильными были изменения в национальном составе населения Астаны (бывшей Акмолы): с 1989 абсолютная численность казахов в населении этого города возросла в 2,6 раза, удельный вес — примерно в 2 раза, так что их доля в населении новой столицы составила 41 %.

Национальности по областям на 1989 год

По данным переписи 1989 и в границах областей по состоянию на 1989 год:

Национальности по областям на 2010 год

По данным на 1 января 2010 года с учётом данных переписи 2009 года:

Республика Казахстан 16036075 9801501 3905890 475354 420539 246449 226514 221833 105235 96391 90597 85775 51577 40442 39510 36733 35231 20297 198851
Акмолинская 738010 330835 263052 872 45935 269 14645 30124 1298 1801 123 14684 69 388 9242 3536 259 2304 18574
Актюбинская 718870 562716 90569 709 33976 120 9652 6693 1328 1061 51 1866 6 20 250 1494 92 951 7316
Алматинская 1692951 1094934 293445 3441 8942 155158 14620 12835 16331 19237 32221 1443 1765 15348 1632 6352 660 450 14137
Атырауская 513363 469719 32602 416 1231 62 2529 544 2781 327 91 271 15 1 27 142 42 88 2475
Восточно-Казахстанская 1418784 773233 574704 1175 10420 1450 21780 19933 1441 1544 150 3212 273 76 346 1714 289 499 6545
Жамбылская 1043843 722627 141829 24986 3888 2783 10651 6695 12452 12185 29354 870 42404 13220 270 2548 845 513 15723
Западно-Казахстанская 624280 445937 140096 314 14900 79 9039 1496 801 1200 36 2691 51 0 152 1695 64 494 5235
Карагандинская 1352037 604063 529555 2699 61606 749 34215 39582 13544 4288 279 16566 125 282 4659 5585 1161 4765 28314
Костанайская 886284 317762 360976 881 102070 165 16706 33421 3998 3718 102 19367 13 19 1845 2405 252 4602 17982
Кызылординская 689749 659906 13952 1074 564 124 1873 203 8100 245 1145 148 2 3 25 733 106 197 1349
Мангистауская 446265 386069 38160 612 3290 131 2191 436 802 4456 25 427 18 12 62 811 52 189 8522
Павлодарская 750853 346554 287247 788 48007 273 15532 24134 1044 1927 101 6430 13 47 1132 1945 226 1537 13916
Северо-Казахстанская 643302 218039 310371 1080 35673 143 14433 23826 503 1942 181 8658 6 149 15343 1098 909 912 10036
Южно-Казахстанская 2429137 1706334 144889 425110 7948 3784 21429 3713 9717 30689 21055 843 73 8187 202 2481 28307 995 13381
город Астана 684018 445723 163050 4344 19692 630 11600 10263 4467 1992 489 5540 209 439 3142 1139 282 1076 9941
город Алма-Ата 1404329 717050 463749 6853 17397 80529 25619 7935 26628 9779 5194 2759 6535 2251 1181 3055 1685 725 25405

Владение языками

Согласно предварительным данным переписи 2009 года наиболее распространённым языком в Казахстане был русский язык: 94,4 % населения страны указали, что понимают устную русскую речь, 84,8 % населения умеют и читать и писать по-русски, 3,4 % только читать. В то же время понимают казахскую устную речь 74 % населения страны, умеют читать и писать по-казахски 62 % населения, а 2,9 % только читать.

Среди различных этносов Казахстана наблюдаются существенные различия в степени владения языками. Так среди славянских этносов понимают устную казахскую речь 25,3 % русских, 21,5 % украинцев, 19 % белорусов и 20,9 % поляков. Сходный уровень владения казахским языком демонстрируют и немцы — 24,7 %. О том, что способны читать и писать по-казахски заявили 6,3 % русских, 5,2 % украинцев, 4,8 % белорусов, 6,6 % поляков, 7,9 % немцев. О том, что по-казахски умеют только читать заявило от 2 до 2,9 % представителей этих национальностей.

В то же время высокий процент понимающих устную казахскую речь наблюдается среди собственно казахов — 98,4 %, а также ряда тюркских народов: узбеков 95,5 %, уйгуров 93,7 %, киргизов 92,7 %. Но если среди казахов умеют читать и писать по-казахски 93,2 %, то среди других перечисленных тюркских народов это умеют 61-63 %, а ещё 8-12 % заявили, что могут только читать по-казахски.

Степень владения русским языком среди славянских народов и немцев составляет ок.99 %, а читают и пишут по-русски 97 %. Изо всех этнических групп, по которым опубликованы сведения, меньше всех по-русски понимали этнические таджики — 85,2 %, у них же самая низкая доля умеющих читать и писать по-русски — 56,6 %. У всех остальных этносов Казахстана понимают по-русски от 92,1 % (собственно казахи) до 98,4 % (татары), а умеют читать и писать по-русски от 68,3 % (узбеки) до 95,5 % (корейцы). Среди казахов умеют читать и писать по-русски 79,1 %.

Декларация о степени владения английским языком у разных этносов достаточно заметно варьирует, при этом наивысшие показатели владения английским языком продекларировали корейцы: 24,2 % понимают устную речь, 11,4 % умеют читать и писать, 3,5 % только читать. Группу этносов продекларировавших относительно высокую степень владения английским языком составляют также казахи (17,5 % понимают, 9 % читают и пишут, 2,9 % только читают), уйгуры (15,7 % понимают, 7,2 % читают и пишут, 2,6 % только читают), киргизы (12,6 % понимают, 5,8 % читают и пишут, 2 % только читают).

У русских самый высокий среди славянских народов и немцев декларируемый уровень владения английским языком: 12,6 % понимают, 5,6 % читают и пишут, 2,1 % только читают.

При этом самый низкий уровень владения английским языком продекларировали белорусы и поляки: 6,8 % понимают английскую речь, лишь 3 % умеют читать и писать, 1 % только читать.

Oтношение к религии

По данным переписи 2009 года, 70,2 % казахстанцев — мусульмане, более 26,2 % — христиане, 2,8 % — неверующие, отказавшиеся ответить на вопрос 0,5 %.

Основные показатели

Сравнение коэффициентов естественного и миграционного прироста за 1990—2015 годы в Казахстане. Источник: Текущие данные Комитета Статистики МНЭ РК.

Средняя продолжительность жизни в республике, в 1980 году была 66,9, а в 1990 году составила 68,7 (мужчины — 63,9, женщины — 73,4).

Рождаемость

На 2008 год показатель рождаемости составляет 2,6 ребёнка на каждую женщину. Средняя продолжительность жизни — 66 лет. Коэффициент смертности после 5-ти 30,2 человека на 1000.

Статистика смертности

По данным 2010 года уровень смертности от насильственных причин в возрастной группе 10-29 лет в Казахстане составляет 10,66 на 100 тысяч человек. По этому показателю Казахстан занял 3-е место (уступив только Албании — 11,2 и России — 15,85) среди 53 стран по Европейскому региону, данные о которых рассматривались. По данным комитета по правовой статистике и специальным учётам генеральной прокуратуры Казахстана в 2009 году в стране зарегистрировано 1642 убийства и 3121 самоубийство, а за январь-сентябрь 2010 года — 1025 убийств — 2359 самоубийств.

По данным Минздрава

По данным 2006 года показатели младенческой смертности в январе-сентябре составили 14,7 случаев на 1 тыс. родившихся живыми. В стране ежегодно рождается около 300 тыс. детей. При этом каждый год умирают и около 5 тыс. детей в возрасте до 5 лет, из которых около половины — новорождённые.

По итогам 11 месяцев 2009 года показатель материнской смертности составил 35,8 на 100 тыс. живорождённых. Уровень младенческой смертности в республике за этот период составил 18,4 на 1000 родившихся живыми.

По итогам 11 месяцев 2010 года показатель материнской смертности составил 23,3 на 100 тыс. живорождённых. Уровень младенческой смертности в республике за этот период составил 16,8 на 1000 родившихся живыми.

В 2008 году по данным НИИ кардиологии и внутренних болезней РК, показатель смертности от болезней системы кровообращения в стране составил — 535 случаев на 100 тысяч человек населения. Это наиболее высокий уровень среди стран СНГ.

По данным МЧС

В 2010 году по сведениям МЧС зарегистрировано 79 крупных дорожно-транспортных аварий, в которых пострадали 689 человек из них погибли 205 человек. Всего, если суммировать автомобильные, авиа и железнодорожные аварии, получается 140 случаев крупных транспортных аварий в которых 760 человек пострадали, из них погибли 254 человека.

При этом только в Алматинской области в 2010 году в чрезвычайных ситуациях погибли 873 человека, ещё 5878 человек получили травмы различной степени тяжести. Было зарегистрировано 3338 происшествий техногенного и природного характера с материальным ущербом превышающим 2,1 миллиарда тенге (14,3 миллиона долларов). Большая доля случаев приходится на пожары (1422 случая) и ДТП (1532 случая) — сообщил департаменте по ЧС Алматинской области.

В 2009 году зарегистрировано 116 крупных дорожно-транспортных аварий в которых пострадали 857 человек из них погибли 208 человек.

Миграция

Численность эмигрантов и иммигрантов, а также сальдо миграции Казахстана за 1992—2015 гг. Источник: Текущие данные Комитета Статистики МНЭ РК

См. также

  • Полигамия в Казахстане
  • Ассамблея народа Казахстана и Казахстанская нация

Переписи населения в Казахстане

  • Перепись населения Казахстана 2009 года
  • Перепись населения Казахстана 1999 года

Примечания

Ссылки

  • Агентство Республики Казахстан по статистике
  • Динамика численности и состава населения Казахстана во второй половине XX века (рус.). demoscope.ru. Дата обращения 14 января 2019., 2003
  • Население Казахстана между прошлым и будущим (рус.). demoscope.ru. Дата обращения 14 января 2019., 2006
  • № 451—452 (рус.). demoscope.ru. Дата обращения 14 января 2019. «Демоскоп», 2011
  • Население Казахстана в 1926—1939 гг. (неопр.). www.webcitation.org. Дата обращения 14 января 2019.
  • Статья Международного евразийского института экономических и политических исследований (неопр.). web.archive.org. Дата обращения 14 января 2019.
  • Этническая карта Казахстана и Центральной Азии на начало 1990-х годов (по данным ЦРУ США) (рус.). www.nationalsecurity.ru. Дата обращения 14 января 2019.
  • Татары на севере Казахстана: прошлое и настоящее (рус.). www.archive.gov.tatarstan.ru. Дата обращения 14 января 2019.
  • Национальный состав населения Республики Казахстан (том 1) (неопр.). web.archive.org. Дата обращения 14 января 2019.
  • Подсчитали — прослезились (неопр.). www.caravan.kz. Дата обращения 14 января 2019. — статья об итогах переписи 2009 года
  • Чемодан — вокзал — Россия? Страна завершит 2014 год с самым крупным за последние 12 лет отрицательным сальдо миграции (неопр.). www.ratel.kz. Дата обращения 14 января 2019.

В один пост всё не помещается. Сначала в целом страна и первые 8 регионов, потом остальные + итоги.

Казахстан 1999 2009 2017
Казахи 53,40% 63,07% 66,97%
Русские 29,96% 23,70% 20,20%
Узбеки 2,48% 2,85% 3,14%
Украинцы 3,66% 2,08% 1,58%
Уйгуры 1,41% 1,40% 1,46%
Татары 1,66% 1,28% 1,13%
Немцы 2,36% 1,11% 1,01%
Турки 0,51% 0,61% 0,61%
Корейцы 0,67% 0,63% 0,60%
Азербайджанцы 0,52% 0,53% 0,59%
Другие 3,37% 2,74% 2,71%
Акмолинская область 1999 2009 2017
Казахи 37,49% 47,33% 50,34%
Русские 39,50% 35,80% 33,61%
Украинцы 7,44% 5,20% 4,50%
Немцы 6,26% 3,54% 3,56%
Татары 2,07% 1,87% 1,81%
Белорусы 2,33% 1,62% 1,39%
Поляки 1,36% 1,12% 1,08%
Ингуши 0,66% 0,63% ???
Другие 2,89% 2,89% ???
Актюбинская область 1999 2009 2017
Казахи 70,66% 79,37% 82,01%
Русские 16,76% 13,60% 11,87%
Украинцы 6,86% 3,36% 2,67%
Татары 1,71% 1,26% 1,11%
Немцы 1,57% 0,72% 0,68%
Другие 2,44% 1,69% 1,66%
Алматинская область 1999 2009 2017
Казахи 59,42% 67,66% 71,22%
Русские 21,81% 16,95% 13,97%
Уйгуры 9,03% 7,97% 7,80%
Турки 1,89% 1,97% 1,86%
Азербайджанцы 1,03% 0,82% 0,87%
Корейцы 1,12% 0,92% 0,79%
Курды 0,85% 0,75% 0,74%
Татары 1,00% 0,75% 0,64%
Другие 3,85% 2,21% 2,11%
Атырауская область 1999 2009 2017
Казахи 88,96% 91,12% 92,29%
Русские 8,63% 6,59% 5,53%
Корейцы 0,59% 0,58% 0,52%
Другие 1,82% 1,71% 1,66%
Восточно-Казахстанская область 1999 2009 2017
Казахи 48,54% 55,97% 59,67%
Русские 45,38% 40,18% 36,84%
Татары 1,60% 1,27% 1,19%
Немцы 2,10% 1,00% 0,95%
Другие 2,38% 1,58% 1,35%
Жамбылская область 1999 2009 2017
Казахи 64,76% 71,39% 72,59%
Русские 18,13% 12,00% 10,10%
Дунгане 3,07% 4,23% 5,02%
Турки 2,51% 2,92% 3,00%
Узбеки 2,28% 2,40% 2,50%
Курды 1,10% 1,30% 1,35%
Азербайджанцы 1,07% 1,05% 1,12%
Корейцы 1,42% 0,97% 0,81%
Татары 1,27% 0,91% 0,81%
Киргизы 0,50% 0,73% ???
Другие 3,89% 2,10% ???
Западно-Казахстанская область 1999 2009 2017
Казахи 64,69% 72,22% 75,49%
Русские 28,21% 22,68% 19,98%
Украинцы 3,18% 1,94% 1,51%
Татары 1,64% 1,44% 1,32%
Другие 2,28% 1,72% 1,70%
Карагандинская область 1999 2009 2017
Казахи 37,55% 46,38% 50,81%
Русские 43,57% 39,50% 36,20%
Украинцы 5,58% 3,72% 3,06%
Немцы 4,06% 2,44% 2,37%
Татары 2,79% 2,44% 2,26%
Корейцы 1,00% 1,00% 0,96%
Белорусы 1,53% 1,00% 0,81%
Другие 3,92% 3,52% 3,53%

Общая численность населения Казахстана по данным на 1 сентября 2016 года составляет 17 853 200 человек.

Занимает 63-е место в списке стран по численности населения. Средняя плотность чуть более 6,51 человек на км² (184-е место в списке стран по плотности населения).

Согласно последним данным, этнос казахи составляет большинство населения (66,48%). Следующими крупными этносами населяющими страну, являются русские (20,61%), узбеки (3,11%), украинцы (1,64%), уйгуры(1,45%), татары (1,15%) и другие.

Динамика численности населения

6 591 600 ↗6 831 000 ↗7 042 000 ↗7 316 000 ↗7 637 000 ↗7 992 000 ↗8 371 000 ↗8 765 000 ↗9 169 000 ↗9 294 700
↗9 754 800 ↗10 236 000 ↗10 723 000 ↗11 192 000 ↗11 449 000 ↗11 771 000 ↗12 047 000 ↗12 323 000 ↗12 588 000 ↗12 800 000
↗13 009 000 ↗13 211 000 ↗13 430 000 ↗13 637 000 ↗13 847 000 ↗14 063 000 ↗14 209 000 ↗14 349 000 ↗14 501 000 ↗14 685 000
↗14 858 000 ↗15 053 000 ↗15 253 000 ↗15 452 000 ↗15 648 000 ↗15 842 000 ↗16 028 000 ↗16 244 000 ↗16 332 000 ↗16 537 000
↗16 690 000 ↗16 793 000 ↗16 964 000 ↗16 986 000 ↘16 942 000 ↘16 679 000 ↘16 544 000 ↘15 993 000 ↘15 804 000 ↘15 000 000
↘14 900 000 ↘14 800 000 ↗14 851 100 ↗14 866 900 ↗14 951 200 ↗15 074 767 ↗15 219 291 ↗15 396 878 ↗15 571 506 ↗15 776 492
↗16 204 617 ↗16 441 959 ↗16 675 392 ↗16 911 911 ↗17 165 239 ↗17 417 447 ↗17 670 957

Демографические данные

1950 6 703 252 000 97 000 155 000 37.6 14.4 25.9
1951 6 831 256 000 98 000 158 000 37.5 26.3
1952 7 042 264 000 101 000 163 000 37.5 26.8
1953 7 316 262 000 104 000 158 000 35.8 25.7
1954 7 637 286 000 106 000 180 000 37.5 27.7
1955 7 992 300 000 109 000 191 000 37.5 12.9 28.2
1956 8 371 313 000 112 000 201 000 37.4 28.8
1957 8 765 326 000 115 000 211 000 37.2 29.2
1958 9 169 340 000 116 000 224 000 37.1 29.7
1959 9 581 354 000 118 000 236 000 36.9 29.9
1960 9 995 371 800 121 000 250 800 37.2 11.3 30.6
1961 10 480 377 000 124 000 253 000 36.0 24.1
1962 10 958 368 300 127 000 241 300 33.6 22.0
1963 11 321 352 400 125 000 227 400 31.1 20.1
1964 11 610 330 500 125 000 205 500 28.5 17.7
1965 11 910 320 600 124 000 196 600 26.9 9.6 16.5
1966 12 185 313 500 124 000 189 500 25.7 15.6
1967 12 456 307 200 123 000 184 200 24.7 14.8
1968 12 694 302 000 121 000 181 000 23.8 14.3
1969 12 900 302 200 122 000 180 200 23.4 13.9
1970 13 105 306 700 121 000 185 700 23.4 9.2 17.4
1971 13 320 317 400 124 000 193 400 23.8 14.4
1972 13 533 318 600 125 000 193 600 23.5 14.2
1973 13 742 321 100 126 000 195 100 23.4 14.1
1974 13 955 338 300 127 000 211 300 24.2 15.1
1975 14 136 343 700 127 000 216 700 24.3 8.8 15.3
1976 14 279 350 400 128 000 222 400 24.5 15.6
1977 14 425 349 400 128 000 221 400 24.2 15.3
1978 14 588 355 300 127 000 228 300 24.4 15.6
1979 14 753 354 320 113 687 240 633 24.0 16.3
1980 14 919 356 013 119 078 236 935 23.9 8.0 15.9
1981 15 096 367 950 120 974 246 976 24.4 8.0 16.4
1982 15 279 373 416 120 165 253 251 24.4 7.9 16.6
1983 15 463 378 577 123 807 254 770 24.5 8.0 16.5
1984 15 647 399 403 129 796 269 607 25.5 8.3 17.2
1985 15 780 396 929 126 786 270 143 25.2 8.0 17.1
1986 15 965 410 846 119 149 291 697 25.7 7.5 18.3
1987 16 167 417 139 122 835 294 304 25.8 7.6 18.2
1988 16 362 407 116 126 898 280 218 24.9 7.8 17.1
1989 16 537 382 269 126 378 255 891 23.1 7.6 15.5
1990 16 670 362 081 128 576 233 505 22.2 7.9 14.3
1991 16 525 353 174 134 324 218 850 21.5 8.2 13.3 2.67
1992 16 440 337 612 137 518 200 094 20.5 8.4 12.1 2.62
1993 16 381 315 482 156 070 159 412 19.3 9.5 9.8 2.54
1994 16 146 305 624 160 339 145 285 18.9 9.9 9.0 2.43
1995 15 816 276 125 168 656 107 469 17.5 10.7 6.8 2.21
1996 15 578 253 175 166 028 87 147 16.3 10.7 5.6 2.02
1997 15 334 232 356 160 138 72 218 15.2 10.4 4.7 1.93
1998 15 072 222 380 154 314 68 066 14.8 10.2 4.5 1.81
1999 14 928 217 578 147 416 70 162 14.6 9.9 4.7 1.79
2000 14 882 222 054 149 778 72 276 14.9 10.1 4.9 1.88
2001 14 854 221 487 147 876 73 611 14.9 10.0 5.0 1.84
2002 14 854 227 171 149 381 77 790 15.3 10.1 5.2 1.88
2003 14 901 247 946 155 277 92 669 16.6 10.4 6.2 2.03
2004 15 013 273 028 152 250 120 778 18.2 10.1 8.1 2.21
2005 15 147 278 977 157 121 121 856 18.4 10.4 8.0 2.22
2006 15 307 301 756 157 210 144 546 19.7 10.3 9.4 2.36
2007 15 481 321 963 158 297 163 666 20.8 10.2 10.6 2.47
2008 15 672 356 575 152 706 203 869 22.8 9.7 13.1 2.68
2009 15 989 357 552 142 780 214 772 22.0 9.0 13.0 2.55
2010 16 324 367 752 145 875 221 877 22.5 8.9 13.6 2.60
2011 16 559 372 544 144 213 228 331 22.5 8.7 13.8 2.59
2012 16 900 379 121 141 220 237 901 22.5 8.4 14.1 2.62
2013 17 035 393 421 137 630 255 791 22.7 8.0 14.7 2.64
2014 17 289 401 066 132 236 268 830 23.1 7.6 15.5 2.76

1 Данные о родившихся и умерших до 1979 — оценочные.

Переписи населения

Перепись населения Республики Казахстан 1999 года прошла в феврале, ровно через 10 лет после Всесоюзной переписи населения СССР 1989 года. Первая, после обретения независимости, перепись населения республики Казахстан. Проводилась в период с 25 февраля по 4 марта 1999 года. К концу 2000 года были опубликованы основные результаты первой переписи населения страны. Численность населения Республики Казахстан по итогам переписи населения 1999 года составила 14.953,1 тыс. человек, сократившись на 1.246,1 тыс. (на 7,7%) человек по сравнению с данными казахстанской ревизии (16.199,2) данных всесоюзной переписи населения 1989 года когда в республике официально проживало 16,4 млн. чел.

Перепись населения в Казахстане 2009 — вторая, после обретения суверенитета, перепись населения республики Казахстан. Проводилась с 24 на 25 февраля 2009 г. Предварительные официальные результаты переписи были опубликованы 4 февраля 2010 года на сайте казахстанского госкомстата. Численность населения Республики Казахстан по итогам переписи населения 2009 года составила 16.004,8 тыс. человек, увеличившись на 1.022,9 тыс. (на 6,8 %) человек по сравнению с переписью 1999 года. Одним из самых неожиданных результатов переписи стало резкое снижение доли городского населения с 56,3 % до 54,0 % и соответствующее повышение доли сельского населения.

Национальный состав

Сегодняшний Казахстан — государство с полиэтническим составом населения. По данным переписи населения 2009 года казахи составляют 63,1 % населения, русские — 23,7 %, другие — 13,2 %; по официальным оценкам на начало 2016 года — соответственно 66,48 %; 20,61 % и 12,91 %.

Перепись 2009 года

Официальные предварительные данные переписи 2009 года о доли основных этносов были опубликованы 4 февраля 2010 года: казахов — 63,1 % населения, русских — 23,7 %, узбеков — 2,8 %, украинцев — 2,1 %, уйгур — 1,4 %, татар — 1,3 %, немцев — 1,1 %, других этносов — 4,5 %. Численность казахов за 1999—2009 годы увеличилась, таким образом, на 26 % (или на 2,1 млн чел.), узбеков — на 23 % (на 87 тыс.), уйгур — на 6 % (на 13 тыс.). Резко сократилось число немцев — на 50 % (на 175 тыс.), а также украинцев — на 39 % (на 214 тыс.), татар — на 18 % (на 46 тыс.), русских — на 15 % (на 683 тыс. чел.).

Всего 15 776 492 100,00 % 16 009 597 100,0 %
Казахи 9 540 806 60,47 % 10 096 763 63,07 %
Русские 3 869 661 24,53 % 3 793 764 23,70 %
Узбеки 463 381 2,94 % 456 997 2,85 %
Украинцы 422 680 2,68 % 333 031 2,08 %
Уйгуры 241 946 1,53 % 224 713 1,40 %
Татары 226 803 1,44 % 204 229 1,28 %
Немцы 220 975 1,40 % 178 409 1,11 %
другие 790 240 5,01 % 721 691 4,51 %

История этнического состава согласно переписям

казахи 3392751 3627612 2327625 2794966 4161164 5289349 6534616 7985039 10096763 11748179
русские 454402 1275055 2458687 3974229 5449826 5991205 6227549 4479620 3793764 3644529
узбеки 29564 129399 120655 136570 207514 263295 332017 370663 456997 548841
украинцы 79573 860201 658319 762131 930158 897964 896240 547052 333031 289724
уйгуры 55815 62313 35409 59840 120784 147943 185301 210365 224713 256295
татары 55984 79758 108127 191925 281849 312626 327982 248954 204229 202934
немцы 2613 51094 92571 659751 839649 900207 957518 353441 178409 181754
турки 68 523 9916 18397 25820 49567 75900 97015 107944
корейцы 42 96457 74019 78078 91984 103315 99665 100385 107169
азербайджанцы 12996 38362 56166 73345 90083 78295 85292 103514
дунгане 4888 8455 7415 9980 17283 22491 30165 36945 51944 66209
белорусы 25584 31614 107463 197592 181491 182601 111927 66476 58062
таджики 7666 11229 8075 7166 19293 25514 25657 36277 44738
курды 2387 6109 12299 17692 25425 32764 38325 43974
чеченцы 3 2639 130232 34492 38256 49507 31799 31431 32695
поляки 1254 3762 54809 53102 61335 61136 59956 47297 34057 31938
киргизы 9612 9352 13718 10925 23274
башкиры 2528 841 3450 8742 21134 32499 41847 23224 17263 16885
ингуши 3 322 47867 18356 18337 19914 16893 15120
молдаване 2855 2992 14844 25711 30256 33098 19458 14245
греки 157 1374 55543 39241 49930 46746 12703 8846
мордва 11911 27244 25334 25499 34129 31424 30036 16147 8013
чуваши 2267 6590 11255 22690 22310 22305 11851 7301
евреи 1651 4499 19240 28048 26954 22762 18492 6743 3485
другие 30591 70342 101379 136606 142668 174670 99799 82942 185195
казахи 58,52% 37,84% 30,02% 32,39% 36,02% 39,69% 53,40% 63,07% 66,48%
русские 20,57% 39,97% 42,69% 42,42% 40,80% 37,82% 29,96% 23,70% 20,61%
узбеки 2,09% 1,96% 1,47% 1,62% 1,79% 2,02% 2,48% 2,85% 3,11%
украинцы 13,88% 10,70% 8,19% 7,24% 6,12% 5,44% 3,66% 2,08% 1,64%
уйгуры 1,01% 0,58% 0,64% 0,94% 1,01% 1,13% 1,41% 1,40% 1,45%
татары 1,29% 1,76% 2,06% 2,19% 2,13% 1,99% 1,66% 1,28% 1,15%
немцы 0,82% 1,50% 7,09% 6,53% 6,13% 5,82% 2,36% 1,11% 1,03%
корейцы 1,57% 0,80% 0,61% 0,63% 0,63% 0,67% 0,63% 0,61%
турки 0,01% 0,11% 0,14% 0,18% 0,30% 0,51% 0,61% 0,61%
азербайджанцы 0,21% 0,41% 0,44% 0,50% 0,55% 0,52% 0,53% 0,59%
дунгане 0,14% 0,12% 0,11% 0,13% 0,15% 0,18% 0,25% 0,32% 0,37%
белорусы 0,41% 0,51% 1,15% 1,54% 1,24% 1,11% 0,75% 0,42% 0,33%
курды 0,04% 0,07% 0,10% 0,12% 0,15% 0,22% 0,24% 0,25%
таджики 0,12% 0,18% 0,09% 0,06% 0,13% 0,15% 0,17% 0,23% 0,25%
поляки 0,06% 0,89% 0,57% 0,48% 0,42% 0,36% 0,32% 0,21% 0,18%
чеченцы 0,00% 0,04% 1,40% 0,27% 0,26% 0,30% 0,21% 0,20% 0,19%
киргизы 0,07% 0,06% 0,08% 0,07% 0,15%
башкиры 0,01% 0,06% 0,09% 0,16% 0,22% 0,25% 0,16% 0,11% 0,10%
ингуши 0,00% 0,01% 0,51% 0,14% 0,12% 0,12% 0,11% 0,09%
молдаване 0,05% 0,05% 0,16% 0,20% 0,21% 0,20% 0,13% 0,09%
греки 0,00% 0,02% 0,60% 0,31% 0,34% 0,28% 0,08% 0,06%
мордва 0,44% 0,41% 0,27% 0,27% 0,21% 0,18% 0,11% 0,05%
чуваши 0,04% 0,11% 0,12% 0,18% 0,15% 0,14% 0,08% 0,05%
евреи 0,07% 0,31% 0,30% 0,21% 0,16% 0,11% 0,05% 0,02%
другие 0,49% 1,14% 1,09% 1,06% 0,97% 1,06% 0,67% 0,52% 1,05%

Национальный состав по областям на 2016 год

По данным на 1 января 2016 года (чел.):

Республика Казахстан 17670579 11748179 3644529 548841 289724 256295 202934 181754 107944 107169 103514 66209 58062 44738 43974 32695 31938 16885 185195
Акмолинская 744386 375156 250028 1329 33777 217 13439 26361 152 1433 2068 172 10435 355 607 3256 8014 1920 15667
Актюбинская 834768 681880 100906 1300 22900 134 9389 5703 122 1465 1188 15 1216 128 8 1304 231 789 6090
Алма-Атинская 1947481 1376925 279050 4665 4351 153501 12775 8748 36458 15809 16955 1457 628 764 14450 5913 1108 323 13601
Атырауская 594562 547677 33723 1459 771 124 2329 484 328 3145 497 27 209 33 19 175 29 64 3469
Восточно-Казахстанская 1395797 828343 518038 1411 4660 967 16776 13398 216 1459 1635 170 1355 334 45 1658 198 319 4815
Жамбылская 1110907 805956 114054 27487 3478 2770 9044 4433 33041 9210 12337 54495 451 701 14958 2240 115 370 15767
Западно-Казахстанская 636852 478638 128954 587 9867 98 8500 1318 40 932 1552 69 1890 75 2 575 113 417 3225
Карагандинская 1384889 697275 506056 4256 43288 646 31538 33121 507 13359 4765 263 11468 1483 348 5440 3683 4007 23386
Костанайская 883640 350905 367335 1245 76021 193 16301 28024 219 3865 3762 21 13568 554 31 1960 1462 3814 14360
Кызылординская 765171 734376 15162 1498 318 142 1627 160 1640 7774 253 3 91 115 12 793 12 174 1021
Мангистауская 626793 565721 38244 2148 1953 150 1708 294 113 847 5711 61 216 85 13 665 60 145 8659
Павлодарская 758479 385794 276799 1318 34878 214 14144 21110 124 1091 2057 30 4708 336 50 1794 940 1303 11789
Северо-Казахстанская 569446 197037 283370 527 24758 132 12364 20135 221 465 1824 15 5757 862 370 623 12293 705 7988
Южно-Казахстанская 2841307 2072281 130697 479958 4165 3966 18581 2512 22901 8977 33987 16 486 35198 9237 2445 129 796 14975
город Астана 872619 658901 133587 9150 13796 1082 10792 8679 2985 5867 3450 662 3952 737 418 1197 2613 1114 13637
город Алма-Ата 1703482 991314 468526 10503 10743 91959 23627 7274 8877 31471 11473 8733 1632 2978 3406 2657 938 625 26746

По данным на 1 января 2016 года (%):

Республика Казахстан 100,00% 66,48 20,61 3,11 1,64 1,45 1,15 1,03 0,61 0,61 0,59 0,37 0,33 0,25 0,25 0,19 0,18 0,10 1,05
Акмолинская 100,00% 50,40 33,58 0,18 4,54 0,03 1,81 3,54 0,19 0,02 0,28 0,02 1,40 0,08 0,05 0,44 1,08 0,26 2,10
Актюбинская 100,00% 81,68 12,09 0,16 2,74 0,02 1,12 0,68 0,18 0,01 0,14 0,00 0,15 0,00 0,02 0,16 0,03 0,09 0,73
Алма-Атинская 100,00% 70,71 14,33 0,24 0,22 7,88 0,66 0,45 0,81 1,87 0,87 0,07 0,03 0,74 0,04 0,30 0,06 0,02 0,70
Атырауская 100,00% 92,12 5,67 0,25 0,13 0,02 0,39 0,08 0,53 0,06 0,08 0,00 0,04 0,00 0,01 0,03 0,00 0,01 0,58
Восточно-Казахстанская 100,00% 59,37 37,11 0,10 0,33 0,07 1,20 0,96 0,10 0,02 0,12 0,01 0,10 0,00 0,02 0,12 0,01 0,02 0,34
Жамбылская 100,00% 72,55 10,28 2,47 0,31 0,25 0,81 0,40 0,83 2,97 1,11 4,91 0,04 1,35 0,06 0,20 0,01 0,03 1,42
Западно-Казахстанская 100,00% 75,16 20,23 0,09 1,55 0,02 1,33 0,21 0,15 0,01 0,24 0,01 0,30 0,00 0,01 0,09 0,02 0,07 0,51
Карагандинская 100,00% 50,35 36,52 0,31 3,13 0,05 2,28 2,39 0,96 0,04 0,34 0,02 0,83 0,03 0,11 0,39 0,27 0,29 1,69
Костанайская 100,00% 39,71 41,58 0,14 8,60 0,02 1,84 3,17 0,44 0,02 0,43 0,00 1,54 0,00 0,06 0,22 0,17 0,43 1,63
Кызылординская 100,00% 95,98 1,98 0,21 0,04 0,02 0,21 0,02 1,02 0,21 0,03 0,00 0,01 0,00 0,02 0,10 0,00 0,02 0,13
Мангистауская 100,00% 90,26 6,10 0,35 0,31 0,02 0,27 0,05 0,14 0,02 0,91 0,01 0,03 0,00 0,01 0,11 0,01 0,02 1,38
Павлодарская 100,00% 50,87 36,49 0,17 4,60 0,03 1,87 2,79 0,14 0,02 0,27 0,00 0,62 0,01 0,04 0,24 0,12 0,17 1,55
Северо-Казахстанская 100,00% 34,62 49,76 0,09 4,35 0,02 2,17 3,54 0,08 0,04 0,32 0,00 1,01 0,06 0,15 0,11 2,16 0,12 1,40
Южно-Казахстанская 100,00% 72,93 4,60 16,87 0,15 0,14 0,65 0,09 0,32 0,81 1,20 0,00 0,02 0,33 1,24 0,09 0,00 0,03 0,53
город Астана 100,00% 75,51 15,31 1,05 1,58 0,12 1,24 0,99 0,67 0,34 0,40 0,08 0,45 0,05 0,08 0,14 0,30 0,13 1,56
город Алма-Ата 100,00% 58,19 27,49 0,62 0,63 5,40 1,39 0,43 1,85 0,52 0,67 0,51 0,10 0,20 0,17 0,16 0,06 0,04 1,57

История

Формирование многонационального состава населения на территории современного Казахстана началось в середине XV столетия, при Казахском Ханстве, когда завершился этногенез казахов из тюркских и частично монгольских племен. Далее, до самого начала XX века казахи абсолютно преобладали в составе населения Казахстана.

В начале ХХ-го века, в результате Столыпинской переселенческой политики в Казахстане происходит значительный рост русско-украинского населения. К 1911 году доля казахов сократилась до 67,2 % населения.

Кампания по коллективизации и засуха в 30-х годах вызвала жестокий голод, который принято в народе называть «Голощекинский голод». Часть казахов ушла со стадами в Китай и соседние среднеазиатские республики и Россию. В 1931—1934 годах от голода и болезней погибло около полутора миллионов человек.

Казахская ССР наряду с Киргизской (а также ликвидированной в 1956 году Карело-Финской ССР) был одной из союзных республик СССР, в которой титульная нация долгое время составляла меньшинство; такое положение начало складываться в 30-е годы не только в результате больших потерь казахского населения, но прежде всего ввиду переселения на территорию Казахстана из других республик СССР нескольких миллионов людей. В период с 1935 по 1940 годы имели место постоянные депортации поляков из Западной Украины, Белоруссии и Литвы (около 120 тысяч человек). В годы Второй мировой войны в Казахстан были насильственно переселены с Поволжья немцы, с Кавказа чеченцы, ингуши и другие народы, а в 1950—1960-е годы в связи с освоением целины сюда переехало более миллиона жителей России, Украины и Белоруссии. В результате удельный вес казахов, составлявших в 1926 году 57,1 % от всего населения республики, снизился в 1939 до 38 %, а в 1959 году не превышал и 30 %. Лишь в 1990-е удельный вес казахов превысил 50 % отметку. При этом в послевоенный период для казахов (как и для других коренных народов Центральной Азии) была характерна относительно высокая рождаемость, при этом рождаемость русских и других европейских народов Казахстана (составлявших в 1930-1980-е годы свыше 60% населения республики) неуклонно снижалась, особенно в хрущёвское и горбачёвское время. Уже в конце 1960-х миграционное сальдо Казахстана стало отрицательным, но массовый отток европейского населения начался в конце 1980-х. Уже к концу 1980-х в казахских семьях рождалось больше половины детей республики. В конце 1980-х — начале 1990-х рождаемость всех народов СССР значительно снизилась, но если у русских она снизилась с уровня простого воспроизводства до сильно суженного воспроизводства, то у казахов с уровня расширенного воспроизводства до уровня простого, что привело только к незначительному замедлению естественного прироста и небольшому возрастанию среднего возраста. Ситуацию сильно усугубила массовая эмиграция русских и других европейских народов (с 1989 до 1999 численность русских Казахстана сократилась на 29%, немцев — на 63%, украинцев — на 39%, татар — на 24%, при этом число казахов выросло на 22%). Всего с 1939 по 2016 год численность казахов в Казахстане выросла в 5 раз с 2328 тыс. до 11175 тыс. При этом казахское население демографически молодо (средний возраст около 25 лет), в то время как русское состоит в основном из пожилых людей (средний возраст 50 лет), что является не только следствием низкой рождаемости, но и массовым отъездом молодёжи с конца 1980-х годов. Доля казахов среди новорожденных составляет около 75%, в то время как большинство (55%) пенсионеров — русские, что напонимает аналогичную ситуацию в Западной Европе, странах Америки, ЮАР, Австралии. При этом с начала 2000-х рождаемость среди казахов существенно выросла, что также типично для большинства народов СНГ, где на смену снижению рождаемости в 1990-е годы пришёл рост в 2000-е.

Этнический состав Казахстана после распада СССР изменился сильнее, чем в любой другой республике бывшего СССР, что удивительно учитывая отсутствием крупных межнациональных конфликтов и в целом хорошие межэтнические отношения населения страны.

В течение всей первой половины XX столетия вплоть до переписи 1959 года, когда относительное количество казахского населения достигло 30,02 %, удельный вес казахского населения неуклонно уменьшался как в силу мощного миграционного притока иноэтничного населения в Казахстан, так и по причине массовой гибели населения в годы Гражданской войны и коллективизации.

В 1950-х — начале 1960-х годов в Казахстан приезжали в основном семьями и оставались там, однако к концу 1960-х стало больше приезжать одиночек с целью заработать деньги и вернуться на родину.

В последующие годы в результате высокого естественного прироста численность и удельный вес казахов начинает постепенно увеличиваться.

Одной из наиболее значительных групп населения Казахстана в XX веке стали депортированные в годы войны немцы, численность которых к 1989 году достигла 957 518 человек.

Также значительно за период с 1926 по 1989 годы выросла численность татар, белорусов, уйгуров, корейцев и других. Сохранили своё достаточно значительное представительство узбеки. При этом только уйгуры и узбеки увеличили свою численность за счёт естественного прироста населения, все остальные народы выросли главным образом за счёт миграционного прироста.

С 1968 года сальдо миграции становиться отрицательным, но население продолжает расти за счёт относительно высокого естественного прироста.

Появление убыли населения приходится на начало 1990-х годов. Определяющую роль в этом сыграл миграционный отток из Казахстана. Однако до 1993 года население Казахстана хотя и медленно, но ежегодно увеличивалось только благодаря показателю естественного прироста.

В 1993 году была зафиксирована наибольшая численность населения Казахстана за всю историю до 1990-2000-х годов — 17,0 млн. человек, превзойдённая вновь к концу 2013 года (17,2 млн. человек).

С 1993 года численность населения республики ежегодно сокращалась вплоть до 2003 года и уменьшилась на 13 %.

С 2003 года население Казахстана перестало уменьшаться, благодаря исчезновению сальдо миграции, то есть число въезжающих людей в республику на сегодняшний день превышает выезжающих.

В 2009 году численность жителей республики впервые за годы независимости превысила 16 миллионов человек.

Ранние годы суверенитета Казахстана привели к тотальному изменению этнодемографической ситуации в стране. Эмиграция населения из Казахстана в Россию и страны Европы снизила население страны на 9,1 % по состоянию на 1999г.

За 1989 — 1999 гг. численность абсолютного большинства народов Казахстана значительно сократилась. За 1989—1999 гг. численность немцев уменьшилась на 63,1 %. Численность русского населения снизилась на 28,6 %, украинцев — на 38,9 %, татар — на 24,1 %, белорусов — на 38, 7 %, корейцев — на 3,5 %, поляков — на 21,1 % и т. д. Снизилась также численность чеченцев, башкир, молдаван, ингушей, мордвы, армян, греков, киргизов, болгар, лезгин, туркмен и абсолютного большинства других народов Казахстана. Но в настоящее время ситуация выправляется и наблюдается незначительное увеличение численности некоторых народов (корейцы, чеченцы и др.), также ощутимо снижение темпов сокращения по другим народам (татары, немцы и др.)

За период с 1989 по 1999 годы заметно возросла численность казахов, увеличившись на 22,1 %, кроме того увеличилась численность узбеков — на 11,6 %, уйгур — на 13,5 %, дунган — на 22,4 % и курдов — на 28,8 %.

Согласно данным Всесоюзной переписи 1989, неказахское население только в двух из 19 тогдашних областей Казахской ССР составляло менее 1/4 всего населения: в Кзыл-Ординской (17,3 %) и Чимкентской, ныне Южно-Казахстанской (23,5 %). В семи областях на долю этой части нетитульного населения приходилось от 2/3 до 4/5 всего населения: Кокчетавской, Павлодарской, Восточно-Казахстанской, Целиноградской (Акмолинской), Кустанайской, Карагандинской и Северо-Казахстанской. В остальных областях эта доля колебалась в пределах от 27,5 % в Гурьевской (ныне Атырауской) до 47,1 % в Семипалатинской. В 1999 в Казахстане была проведена первая национальная перепись населения, показавшая, что доля казахов во всем населении республики поднялась с 40,1 % до 53,4 %. Наибольшую прибавку как к абсолютной численности казахов, так и к их удельному весу дали южные и западные области. На севере и востоке доля казахов также увеличилась во всех областях. Наиболее сильными были изменения в национальном составе населения Астаны (бывшей Акмолы): с 1989 абсолютная численность казахов в населении этого города возросла в 2,6 раза, удельный вес — примерно в 2 раза, так что их доля в населении новой столицы составила 41 %.

Национальности по областям на 1989 год

По данным переписи 1989 и в границах областей по состоянию на 1989 годК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан):

Национальности по областям на 2010 год

По данным на 1 января 2010 года с учётом данных переписи 2009 года:

Республика Казахстан 16036075 9801501 3905890 475354 420539 246449 226514 221833 105235 96391 90597 85775 51577 40442 39510 36733 35231 20297 198851
Акмолинская 738010 330835 263052 872 45935 269 14645 30124 1298 1801 123 14684 69 388 9242 3536 259 2304 18574
Актюбинская 718870 562716 90569 709 33976 120 9652 6693 1328 1061 51 1866 6 20 250 1494 92 951 7316
Алматинская 1692951 1094934 293445 3441 8942 155158 14620 12835 16331 19237 32221 1443 1765 15348 1632 6352 660 450 14137
Атырауская 513363 469719 32602 416 1231 62 2529 544 2781 327 91 271 15 1 27 142 42 88 2475
Восточно-Казахстанская 1418784 773233 574704 1175 10420 1450 21780 19933 1441 1544 150 3212 273 76 346 1714 289 499 6545
Жамбылская 1043843 722627 141829 24986 3888 2783 10651 6695 12452 12185 29354 870 42404 13220 270 2548 845 513 15723
Западно-Казахстанская 624280 445937 140096 314 14900 79 9039 1496 801 1200 36 2691 51 0 152 1695 64 494 5235
Карагандинская 1352037 604063 529555 2699 61606 749 34215 39582 13544 4288 279 16566 125 282 4659 5585 1161 4765 28314
Костанайская 886284 317762 360976 881 102070 165 16706 33421 3998 3718 102 19367 13 19 1845 2405 252 4602 17982
Кызылординская 689749 659906 13952 1074 564 124 1873 203 8100 245 1145 148 2 3 25 733 106 197 1349
Мангистауская 446265 386069 38160 612 3290 131 2191 436 802 4456 25 427 18 12 62 811 52 189 8522
Павлодарская 750853 346554 287247 788 48007 273 15532 24134 1044 1927 101 6430 13 47 1132 1945 226 1537 13916
Северо-Казахстанская 643302 218039 310371 1080 35673 143 14433 23826 503 1942 181 8658 6 149 15343 1098 909 912 10036
Южно-Казахстанская 2429137 1706334 144889 425110 7948 3784 21429 3713 9717 30689 21055 843 73 8187 202 2481 28307 995 13381
город Астана 684018 445723 163050 4344 19692 630 11600 10263 4467 1992 489 5540 209 439 3142 1139 282 1076 9941
город Алма-Ата 1404329 717050 463749 6853 17397 80529 25619 7935 26628 9779 5194 2759 6535 2251 1181 3055 1685 725 25405

Владение языками

Согласно предварительным данным переписи 2009 года наиболее распространённым языком в Казахстане был русский язык: 94,4 % населения страны указали, что понимают устную русскую речь, 84,8 % населения умеют и читать и писать по-русски, 3,4 % только читать. В то же время понимают казахскую устную речь 74 % населения страны, умеют читать и писать по-казахски 62 % населения, а 2,9 % только читать.

Среди различных этносов Казахстана наблюдаются существенные различия в степени владения языками. Так среди славянских этносов понимают устную казахскую речь 25,3 % русских, 21,5 % украинцев, 19 % белорусов и 20,9 % поляков. Сходный уровень владения казахским языком демонстрируют и немцы — 24,7 %. О том, что способны читать и писать по-казахски заявили 6,3 % русских, 5,2 % украинцев, 4,8 % белорусов, 6,6 % поляков, 7,9 % немцев. О том, что по-казахски умеют только читать заявило от 2 до 2,9 % представителей этих национальностей.

В то же время высокий процент понимающих устную казахскую речь наблюдается среди собственно казахов — 98,4 %, а также ряда тюркских народов: узбеков 95,5 %, уйгуров 93,7 %, киргизов 92,7 %. Но если среди казахов умеют читать и писать по-казахски 93,2 %, то среди других перечисленных тюркских народов это умеют 61-63 %, а ещё 8-12 % заявили, что могут только читать по-казахски.

Степень владения русским языком среди славянских народов и немцев составляет ок.99 %, а читают и пишут по-русски 97 %. Изо всех этнических групп, по которым опубликованы сведения, меньше всех по-русски понимали этнические таджики — 85,2 %, у них же самая низкая доля умеющих читать и писать по-русски — 56,6 %. У всех остальных этносов Казахстана понимают по-русски от 92,1 % (собственно казахи) до 98,4 % (татары), а умеют читать и писать по-русски от 68,3 % (узбеки) до 95,5 % (корейцы). Среди казахов умеют читать и писать по-русски 79,1 %.

Декларация о степени владения английским языком у разных этносов достаточно заметно варьирует, при этом наивысшие показатели владения английским языком продекларировали корейцы: 24,2 % понимают устную речь, 11,4 % умеют читать и писать, 3,5 % только читать. Группу этносов продекларировавших относительно высокую степень владения английским языком составляют также казахи (17,5 % понимают, 9 % читают и пишут, 2,9 % только читают), уйгуры (15,7 % понимают, 7,2 % читают и пишут, 2,6 % только читают), киргизы (12,6 % понимают, 5,8 % читают и пишут, 2 % только читают).

У русских самый высокий среди славянских народов и немцев декларируемый уровень владения английским языком: 12,6 % понимают, 5,6 % читают и пишут, 2,1 % только читают.

При этом самый низкий уровень владения английским языком продекларировали белорусы и поляки: 6,8 % понимают английскую речь, лишь 3 % умеют читать и писать, 1 % только читать.

Oтношение к религии

По данным переписи 2009 года, 70,2 % казахстанцев — мусульмане, более 26,2 % — христиане, 2,8 % — неверующие, отказавшиеся ответить на вопрос 0,5 %.

Основные показатели

На 2008 год показатель рождаемости составляет 2,6 ребёнка на каждую женщину. Средняя продолжительность жизни — 66 лет. Коэффициент смертности после 5-ти 30,2 человека на 1000.

Средняя продолжительность жизни в республике, в 1980 году была 66,9, а в 1990 году составила 68,7. (мужчины — 63,9, женщины — 73,4).

Статистика смертности

По данным 2010 года уровень смертности от насильственных причин в возрастной группе 10-29 лет в Казахстане составляет 10,66 на 100 тысяч человек. По этому показателю Казахстан занял 3-е место (уступив только Албании — 11,2 и России — 15,85) среди 53 стран по Европейскому региону, данные о которых рассматривались. По данным комитета по правовой статистике и специальным учётам генеральной прокуратуры Казахстана в 2009 году в стране зарегистрировано 1642 убийства и 3121 самоубийство, а за январь-сентябрь 2010 года — 1025 убийств — 2359 самоубийств.

По данным Минздрава

По данным 2006 года показатели младенческой смертности в январе-сентябре составили 14,7 случаев на 1 тыс. родившихся живыми. В стране ежегодно рождается около 300 тыс. детей. При этом каждый год умирают и около 5 тыс. детей в возрасте до 5 лет, из которых около половины — новорожденные.

По итогам 11 месяцев 2009 года показатель материнской смертности составил 35,8 на 100 тыс. живорожденных. Уровень младенческой смертности в республике за этот период составил 18,4 на 1000 родившихся живыми.

По итогам 11 месяцев 2010 года показатель материнской смертности составил 23,3 на 100 тыс. живорожденных. Уровень младенческой смертности в республике за этот период составил 16,8 на 1000 родившихся живыми.

В 2008 году по данным НИИ кардиологии и внутренних болезней РК, показатель смертности от болезней системы кровообращения в стране составил — 535 случаев на 100 тысяч человек населения. Это наиболее высокий уровень среди стран СНГ.

По данным МЧС

В 2010 году по сведениям МЧС зарегистрировано 79 крупных дорожно-транспортных аварий, в которых пострадали 689 человек из них погибли 205 человек. Всего, если суммировать автомобильные, авиа и железнодорожные аварии, получается 140 случаев крупных транспортных аварий в которых 760 человек пострадали, из них погибли 254 человека.

При этом только в Алматинской области в 2010 году в чрезвычайных ситуациях погибли 873 человека, ещё 5 878 человек получили травмы различной степени тяжести. Было зарегистрировано 3 338 происшествий техногенного и природного характера с материальным ущербом превышающим 2,1 миллиарда тенге (14,3 миллиона долларов). Большая доля случаев приходится на пожары (1 422 случая) и ДТП (1 532 случая) — сообщил департаменте по ЧС Алматинской области.

В 2009 году зарегистрировано 116 крупных дорожно-транспортных аварий в которых пострадали 857 человек из них погибли 208 человек.

См. также

  • Полигамия в Казахстане
  • Ассамблея народа Казахстана и Казахстанская нация

Переписи населения в Казахстане

  • Перепись населения Казахстана 2009 года
  • Перепись населения Казахстана 1999 года

Напишите отзыв о статье «Население Казахстана»

Примечания

  1. Агентство по статистике РК. Численность населения Республики Казахстан
  2. (.rar)
  3. Данные получены путём отнятия от численности населения Казакской АССР населения АО Кара-Калпакии.
  4. Представлены национальности, численность представителей которых, когда либо превышала 20 тыс. человек.

Ссылки

  • , 2003
  • , 2006
  • «Демоскоп», 2011
  •  — статья об итогах переписи 2009 года

Отрывок, характеризующий Население Казахстана

– Господин адъютант, – прокричал он, – прикажите, чтобы не толпились. – Адъютант, исполнив приказание, подходил к князю Андрею. С другой стороны подъехал верхом командир батальона.
– Берегись! – послышался испуганный крик солдата, и, как свистящая на быстром полете, приседающая на землю птичка, в двух шагах от князя Андрея, подле лошади батальонного командира, негромко шлепнулась граната. Лошадь первая, не спрашивая того, хорошо или дурно было высказывать страх, фыркнула, взвилась, чуть не сронив майора, и отскакала в сторону. Ужас лошади сообщился людям.
– Ложись! – крикнул голос адъютанта, прилегшего к земле. Князь Андрей стоял в нерешительности. Граната, как волчок, дымясь, вертелась между ним и лежащим адъютантом, на краю пашни и луга, подле куста полыни.
«Неужели это смерть? – думал князь Андрей, совершенно новым, завистливым взглядом глядя на траву, на полынь и на струйку дыма, вьющуюся от вертящегося черного мячика. – Я не могу, я не хочу умереть, я люблю жизнь, люблю эту траву, землю, воздух… – Он думал это и вместе с тем помнил о том, что на него смотрят.
– Стыдно, господин офицер! – сказал он адъютанту. – Какой… – он не договорил. В одно и то же время послышался взрыв, свист осколков как бы разбитой рамы, душный запах пороха – и князь Андрей рванулся в сторону и, подняв кверху руку, упал на грудь.
Несколько офицеров подбежало к нему. С правой стороны живота расходилось по траве большое пятно крови.
Вызванные ополченцы с носилками остановились позади офицеров. Князь Андрей лежал на груди, опустившись лицом до травы, и, тяжело, всхрапывая, дышал.
– Ну что стали, подходи!
Мужики подошли и взяли его за плечи и ноги, но он жалобно застонал, и мужики, переглянувшись, опять отпустили его.
– Берись, клади, всё одно! – крикнул чей то голос. Его другой раз взяли за плечи и положили на носилки.
– Ах боже мой! Боже мой! Что ж это?.. Живот! Это конец! Ах боже мой! – слышались голоса между офицерами. – На волосок мимо уха прожужжала, – говорил адъютант. Мужики, приладивши носилки на плечах, поспешно тронулись по протоптанной ими дорожке к перевязочному пункту.
– В ногу идите… Э!.. мужичье! – крикнул офицер, за плечи останавливая неровно шедших и трясущих носилки мужиков.
– Подлаживай, что ль, Хведор, а Хведор, – говорил передний мужик.
– Вот так, важно, – радостно сказал задний, попав в ногу.
– Ваше сиятельство? А? Князь? – дрожащим голосом сказал подбежавший Тимохин, заглядывая в носилки.
Князь Андрей открыл глаза и посмотрел из за носилок, в которые глубоко ушла его голова, на того, кто говорил, и опять опустил веки.
Ополченцы принесли князя Андрея к лесу, где стояли фуры и где был перевязочный пункт. Перевязочный пункт состоял из трех раскинутых, с завороченными полами, палаток на краю березника. В березнике стояла фуры и лошади. Лошади в хребтугах ели овес, и воробьи слетали к ним и подбирали просыпанные зерна. Воронья, чуя кровь, нетерпеливо каркая, перелетали на березах. Вокруг палаток, больше чем на две десятины места, лежали, сидели, стояли окровавленные люди в различных одеждах. Вокруг раненых, с унылыми и внимательными лицами, стояли толпы солдат носильщиков, которых тщетно отгоняли от этого места распоряжавшиеся порядком офицеры. Не слушая офицеров, солдаты стояли, опираясь на носилки, и пристально, как будто пытаясь понять трудное значение зрелища, смотрели на то, что делалось перед ними. Из палаток слышались то громкие, злые вопли, то жалобные стенания. Изредка выбегали оттуда фельдшера за водой и указывали на тех, который надо было вносить. Раненые, ожидая у палатки своей очереди, хрипели, стонали, плакали, кричали, ругались, просили водки. Некоторые бредили. Князя Андрея, как полкового командира, шагая через неперевязанных раненых, пронесли ближе к одной из палаток и остановились, ожидая приказания. Князь Андрей открыл глаза и долго не мог понять того, что делалось вокруг него. Луг, полынь, пашня, черный крутящийся мячик и его страстный порыв любви к жизни вспомнились ему. В двух шагах от него, громко говоря и обращая на себя общее внимание, стоял, опершись на сук и с обвязанной головой, высокий, красивый, черноволосый унтер офицер. Он был ранен в голову и ногу пулями. Вокруг него, жадно слушая его речь, собралась толпа раненых и носильщиков.
– Мы его оттеда как долбанули, так все побросал, самого короля забрали! – блестя черными разгоряченными глазами и оглядываясь вокруг себя, кричал солдат. – Подойди только в тот самый раз лезервы, его б, братец ты мой, звания не осталось, потому верно тебе говорю…
Князь Андрей, так же как и все окружавшие рассказчика, блестящим взглядом смотрел на него и испытывал утешительное чувство. «Но разве не все равно теперь, – подумал он. – А что будет там и что такое было здесь? Отчего мне так жалко было расставаться с жизнью? Что то было в этой жизни, чего я не понимал и не понимаю».

Один из докторов, в окровавленном фартуке и с окровавленными небольшими руками, в одной из которых он между мизинцем и большим пальцем (чтобы не запачкать ее) держал сигару, вышел из палатки. Доктор этот поднял голову и стал смотреть по сторонам, но выше раненых. Он, очевидно, хотел отдохнуть немного. Поводив несколько времени головой вправо и влево, он вздохнул и опустил глаза.

– Ну, сейчас, – сказал он на слова фельдшера, указывавшего ему на князя Андрея, и велел нести его в палатку.
В толпе ожидавших раненых поднялся ропот.
– Видно, и на том свете господам одним жить, – проговорил один.
Князя Андрея внесли и положили на только что очистившийся стол, с которого фельдшер споласкивал что то. Князь Андрей не мог разобрать в отдельности того, что было в палатке. Жалобные стоны с разных сторон, мучительная боль бедра, живота и спины развлекали его. Все, что он видел вокруг себя, слилось для него в одно общее впечатление обнаженного, окровавленного человеческого тела, которое, казалось, наполняло всю низкую палатку, как несколько недель тому назад в этот жаркий, августовский день это же тело наполняло грязный пруд по Смоленской дороге. Да, это было то самое тело, та самая chair a canon , вид которой еще тогда, как бы предсказывая теперешнее, возбудил в нем ужас.
В палатке было три стола. Два были заняты, на третий положили князя Андрея. Несколько времени его оставили одного, и он невольно увидал то, что делалось на других двух столах. На ближнем столе сидел татарин, вероятно, казак – по мундиру, брошенному подле. Четверо солдат держали его. Доктор в очках что то резал в его коричневой, мускулистой спине.
– Ух, ух, ух!.. – как будто хрюкал татарин, и вдруг, подняв кверху свое скуластое черное курносое лицо, оскалив белые зубы, начинал рваться, дергаться и визжат ь пронзительно звенящим, протяжным визгом. На другом столе, около которого толпилось много народа, на спине лежал большой, полный человек с закинутой назад головой (вьющиеся волоса, их цвет и форма головы показались странно знакомы князю Андрею). Несколько человек фельдшеров навалились на грудь этому человеку и держали его. Белая большая полная нога быстро и часто, не переставая, дергалась лихорадочными трепетаниями. Человек этот судорожно рыдал и захлебывался. Два доктора молча – один был бледен и дрожал – что то делали над другой, красной ногой этого человека. Управившись с татарином, на которого накинули шинель, доктор в очках, обтирая руки, подошел к князю Андрею. Он взглянул в лицо князя Андрея и поспешно отвернулся.
– Раздеть! Что стоите? – крикнул он сердито на фельдшеров.
Самое первое далекое детство вспомнилось князю Андрею, когда фельдшер торопившимися засученными руками расстегивал ему пуговицы и снимал с него платье. Доктор низко нагнулся над раной, ощупал ее и тяжело вздохнул. Потом он сделал знак кому то. И мучительная боль внутри живота заставила князя Андрея потерять сознание. Когда он очнулся, разбитые кости бедра были вынуты, клоки мяса отрезаны, и рана перевязана. Ему прыскали в лицо водою. Как только князь Андрей открыл глаза, доктор нагнулся над ним, молча поцеловал его в губы и поспешно отошел.
После перенесенного страдания князь Андрей чувствовал блаженство, давно не испытанное им. Все лучшие, счастливейшие минуты в его жизни, в особенности самое дальнее детство, когда его раздевали и клали в кроватку, когда няня, убаюкивая, пела над ним, когда, зарывшись головой в подушки, он чувствовал себя счастливым одним сознанием жизни, – представлялись его воображению даже не как прошедшее, а как действительность.
Около того раненого, очертания головы которого казались знакомыми князю Андрею, суетились доктора; его поднимали и успокоивали.
– Покажите мне… Ооооо! о! ооооо! – слышался его прерываемый рыданиями, испуганный и покорившийся страданию стон. Слушая эти стоны, князь Андрей хотел плакать. Оттого ли, что он без славы умирал, оттого ли, что жалко ему было расставаться с жизнью, от этих ли невозвратимых детских воспоминаний, оттого ли, что он страдал, что другие страдали и так жалостно перед ним стонал этот человек, но ему хотелось плакать детскими, добрыми, почти радостными слезами.
Раненому показали в сапоге с запекшейся кровью отрезанную ногу.
– О! Ооооо! – зарыдал он, как женщина. Доктор, стоявший перед раненым, загораживая его лицо, отошел.
– Боже мой! Что это? Зачем он здесь? – сказал себе князь Андрей.
В несчастном, рыдающем, обессилевшем человеке, которому только что отняли ногу, он узнал Анатоля Курагина. Анатоля держали на руках и предлагали ему воду в стакане, края которого он не мог поймать дрожащими, распухшими губами. Анатоль тяжело всхлипывал. «Да, это он; да, этот человек чем то близко и тяжело связан со мною, – думал князь Андрей, не понимая еще ясно того, что было перед ним. – В чем состоит связь этого человека с моим детством, с моею жизнью? – спрашивал он себя, не находя ответа. И вдруг новое, неожиданное воспоминание из мира детского, чистого и любовного, представилось князю Андрею. Он вспомнил Наташу такою, какою он видел ее в первый раз на бале 1810 года, с тонкой шеей и тонкими рукамис готовым на восторг, испуганным, счастливым лицом, и любовь и нежность к ней, еще живее и сильнее, чем когда либо, проснулись в его душе. Он вспомнил теперь ту связь, которая существовала между им и этим человеком, сквозь слезы, наполнявшие распухшие глаза, мутно смотревшим на него. Князь Андрей вспомнил все, и восторженная жалость и любовь к этому человеку наполнили его счастливое сердце.
Князь Андрей не мог удерживаться более и заплакал нежными, любовными слезами над людьми, над собой и над их и своими заблуждениями.
«Сострадание, любовь к братьям, к любящим, любовь к ненавидящим нас, любовь к врагам – да, та любовь, которую проповедовал бог на земле, которой меня учила княжна Марья и которой я не понимал; вот отчего мне жалко было жизни, вот оно то, что еще оставалось мне, ежели бы я был жив. Но теперь уже поздно. Я знаю это!»

Страшный вид поля сражения, покрытого трупами и ранеными, в соединении с тяжестью головы и с известиями об убитых и раненых двадцати знакомых генералах и с сознанием бессильности своей прежде сильной руки произвели неожиданное впечатление на Наполеона, который обыкновенно любил рассматривать убитых и раненых, испытывая тем свою душевную силу (как он думал). В этот день ужасный вид поля сражения победил ту душевную силу, в которой он полагал свою заслугу и величие. Он поспешно уехал с поля сражения и возвратился к Шевардинскому кургану. Желтый, опухлый, тяжелый, с мутными глазами, красным носом и охриплым голосом, он сидел на складном стуле, невольно прислушиваясь к звукам пальбы и не поднимая глаз. Он с болезненной тоской ожидал конца того дела, которого он считал себя причиной, но которого он не мог остановить. Личное человеческое чувство на короткое мгновение взяло верх над тем искусственным призраком жизни, которому он служил так долго. Он на себя переносил те страдания и ту смерть, которые он видел на поле сражения. Тяжесть головы и груди напоминала ему о возможности и для себя страданий и смерти. Он в эту минуту не хотел для себя ни Москвы, ни победы, ни славы. (Какой нужно было ему еще славы?) Одно, чего он желал теперь, – отдыха, спокойствия и свободы. Но когда он был на Семеновской высоте, начальник артиллерии предложил ему выставить несколько батарей на эти высоты, для того чтобы усилить огонь по столпившимся перед Князьковым русским войскам. Наполеон согласился и приказал привезти ему известие о том, какое действие произведут эти батареи.

Адъютант приехал сказать, что по приказанию императора двести орудий направлены на русских, но что русские все так же стоят.
– Наш огонь рядами вырывает их, а они стоят, – сказал адъютант.
– Ils en veulent encore!.. – сказал Наполеон охриплым голосом.
– Sire? – повторил не расслушавший адъютант.
– Ils en veulent encore, – нахмурившись, прохрипел Наполеон осиплым голосом, – donnez leur en.
И без его приказания делалось то, чего он хотел, и он распорядился только потому, что думал, что от него ждали приказания. И он опять перенесся в свой прежний искусственный мир призраков какого то величия, и опять (как та лошадь, ходящая на покатом колесе привода, воображает себе, что она что то делает для себя) он покорно стал исполнять ту жестокую, печальную и тяжелую, нечеловеческую роль, которая ему была предназначена.
И не на один только этот час и день были помрачены ум и совесть этого человека, тяжеле всех других участников этого дела носившего на себе всю тяжесть совершавшегося; но и никогда, до конца жизни, не мог понимать он ни добра, ни красоты, ни истины, ни значения своих поступков, которые были слишком противоположны добру и правде, слишком далеки от всего человеческого, для того чтобы он мог понимать их значение. Он не мог отречься от своих поступков, восхваляемых половиной света, и потому должен был отречься от правды и добра и всего человеческого.
Не в один только этот день, объезжая поле сражения, уложенное мертвыми и изувеченными людьми (как он думал, по его воле), он, глядя на этих людей, считал, сколько приходится русских на одного француза, и, обманывая себя, находил причины радоваться, что на одного француза приходилось пять русских. Не в один только этот день он писал в письме в Париж, что le champ de bataille a ete superbe , потому что на нем было пятьдесят тысяч трупов; но и на острове Св. Елены, в тиши уединения, где он говорил, что он намерен был посвятить свои досуги изложению великих дел, которые он сделал, он писал:
«La guerre de Russie eut du etre la plus populaire des temps modernes: c’etait celle du bon sens et des vrais interets, celle du repos et de la securite de tous; elle etait purement pacifique et conservatrice.
C’etait pour la grande cause, la fin des hasards elle commencement de la securite. Un nouvel horizon, de nouveaux travaux allaient se derouler, tout plein du bien etre et de la prosperite de tous. Le systeme europeen se trouvait fonde; il n’etait plus question que de l’organiser.
Satisfait sur ces grands points et tranquille partout, j’aurais eu aussi mon congres et ma sainte alliance. Ce sont des idees qu’on m’a volees. Dans cette reunion de grands souverains, nous eussions traites de nos interets en famille et compte de clerc a maitre avec les peuples.
L’Europe n’eut bientot fait de la sorte veritablement qu’un meme peuple, et chacun, en voyageant partout, se fut trouve toujours dans la patrie commune. Il eut demande toutes les rivieres navigables pour tous, la communaute des mers, et que les grandes armees permanentes fussent reduites desormais a la seule garde des souverains.
De retour en France, au sein de la patrie, grande, forte, magnifique, tranquille, glorieuse, j’eusse proclame ses limites immuables; toute guerre future, purement defensive; tout agrandissement nouveau antinational. J’eusse associe mon fils a l’Empire; ma dictature eut fini, et son regne constitutionnel eut commence…
Paris eut ete la capitale du monde, et les Francais l’envie des nations!..
Mes loisirs ensuite et mes vieux jours eussent ete consacres, en compagnie de l’imperatrice et durant l’apprentissage royal de mon fils, a visiter lentement et en vrai couple campagnard, avec nos propres chevaux, tous les recoins de l’Empire, recevant les plaintes, redressant les torts, semant de toutes parts et partout les monuments et les bienfaits.
Русская война должна бы была быть самая популярная в новейшие времена: это была война здравого смысла и настоящих выгод, война спокойствия и безопасности всех; она была чисто миролюбивая и консервативная.
Это было для великой цели, для конца случайностей и для начала спокойствия. Новый горизонт, новые труды открывались бы, полные благосостояния и благоденствия всех. Система европейская была бы основана, вопрос заключался бы уже только в ее учреждении.
Удовлетворенный в этих великих вопросах и везде спокойный, я бы тоже имел свой конгресс и свой священный союз. Это мысли, которые у меня украли. В этом собрании великих государей мы обсуживали бы наши интересы семейно и считались бы с народами, как писец с хозяином.
Европа действительно скоро составила бы таким образом один и тот же народ, и всякий, путешествуя где бы то ни было, находился бы всегда в общей родине.
Я бы выговорил, чтобы все реки были судоходны для всех, чтобы море было общее, чтобы постоянные, большие армии были уменьшены единственно до гвардии государей и т.д.
Возвратясь во Францию, на родину, великую, сильную, великолепную, спокойную, славную, я провозгласил бы границы ее неизменными; всякую будущую войну защитительной; всякое новое распространение – антинациональным; я присоединил бы своего сына к правлению империей; мое диктаторство кончилось бы, в началось бы его конституционное правление…
Париж был бы столицей мира и французы предметом зависти всех наций!..
Потом мои досуги и последние дни были бы посвящены, с помощью императрицы и во время царственного воспитывания моего сына, на то, чтобы мало помалу посещать, как настоящая деревенская чета, на собственных лошадях, все уголки государства, принимая жалобы, устраняя несправедливости, рассевая во все стороны и везде здания и благодеяния.]
Он, предназначенный провидением на печальную, несвободную роль палача народов, уверял себя, что цель его поступков была благо народов и что он мог руководить судьбами миллионов и путем власти делать благодеяния!
«Des 400000 hommes qui passerent la Vistule, – писал он дальше о русской войне, – la moitie etait Autrichiens, Prussiens, Saxons, Polonais, Bavarois, Wurtembergeois, Mecklembourgeois, Espagnols, Italiens, Napolitains. L’armee imperiale, proprement dite, etait pour un tiers composee de Hollandais, Belges, habitants des bords du Rhin, Piemontais, Suisses, Genevois, Toscans, Romains, habitants de la 32 e division militaire, Breme, Hambourg, etc.; elle comptait a peine 140000 hommes parlant francais. L’expedition do Russie couta moins de 50000 hommes a la France actuelle; l’armee russe dans la retraite de Wilna a Moscou, dans les differentes batailles, a perdu quatre fois plus que l’armee francaise; l’incendie de Moscou a coute la vie a 100000 Russes, morts de froid et de misere dans les bois; enfin dans sa marche de Moscou a l’Oder, l’armee russe fut aussi atteinte par, l’intemperie de la saison; elle ne comptait a son arrivee a Wilna que 50000 hommes, et a Kalisch moins de 18000».

Он воображал себе, что по его воле произошла война с Россией, и ужас совершившегося не поражал его душу. Он смело принимал на себя всю ответственность события, и его помраченный ум видел оправдание в том, что в числе сотен тысяч погибших людей было меньше французов, чем гессенцев и баварцев.

Несколько десятков тысяч человек лежало мертвыми в разных положениях и мундирах на полях и лугах, принадлежавших господам Давыдовым и казенным крестьянам, на тех полях и лугах, на которых сотни лет одновременно сбирали урожаи и пасли скот крестьяне деревень Бородина, Горок, Шевардина и Семеновского. На перевязочных пунктах на десятину места трава и земля были пропитаны кровью. Толпы раненых и нераненых разных команд людей, с испуганными лицами, с одной стороны брели назад к Можайску, с другой стороны – назад к Валуеву. Другие толпы, измученные и голодные, ведомые начальниками, шли вперед. Третьи стояли на местах и продолжали стрелять.

Над всем полем, прежде столь весело красивым, с его блестками штыков и дымами в утреннем солнце, стояла теперь мгла сырости и дыма и пахло странной кислотой селитры и крови. Собрались тучки, и стал накрапывать дождик на убитых, на раненых, на испуганных, и на изнуренных, и на сомневающихся людей. Как будто он говорил: «Довольно, довольно, люди. Перестаньте… Опомнитесь. Что вы делаете?»
Измученным, без пищи и без отдыха, людям той и другой стороны начинало одинаково приходить сомнение о том, следует ли им еще истреблять друг друга, и на всех лицах было заметно колебанье, и в каждой душе одинаково поднимался вопрос: «Зачем, для кого мне убивать и быть убитому? Убивайте, кого хотите, делайте, что хотите, а я не хочу больше!» Мысль эта к вечеру одинаково созрела в душе каждого. Всякую минуту могли все эти люди ужаснуться того, что они делали, бросить всо и побежать куда попало.
Но хотя уже к концу сражения люди чувствовали весь ужас своего поступка, хотя они и рады бы были перестать, какая то непонятная, таинственная сила еще продолжала руководить ими, и, запотелые, в порохе и крови, оставшиеся по одному на три, артиллеристы, хотя и спотыкаясь и задыхаясь от усталости, приносили заряды, заряжали, наводили, прикладывали фитили; и ядра так же быстро и жестоко перелетали с обеих сторон и расплюскивали человеческое тело, и продолжало совершаться то страшное дело, которое совершается не по воле людей, а по воле того, кто руководит людьми и мирами.
Тот, кто посмотрел бы на расстроенные зады русской армии, сказал бы, что французам стоит сделать еще одно маленькое усилие, и русская армия исчезнет; и тот, кто посмотрел бы на зады французов, сказал бы, что русским стоит сделать еще одно маленькое усилие, и французы погибнут. Но ни французы, ни русские не делали этого усилия, и пламя сражения медленно догорало.
Русские не делали этого усилия, потому что не они атаковали французов. В начале сражения они только стояли по дороге в Москву, загораживая ее, и точно так же они продолжали стоять при конце сражения, как они стояли при начале его. Но ежели бы даже цель русских состояла бы в том, чтобы сбить французов, они не могли сделать это последнее усилие, потому что все войска русских были разбиты, не было ни одной части войск, не пострадавшей в сражении, и русские, оставаясь на своих местах, потеряли половину своего войска.
Французам, с воспоминанием всех прежних пятнадцатилетних побед, с уверенностью в непобедимости Наполеона, с сознанием того, что они завладели частью поля сраженья, что они потеряли только одну четверть людей и что у них еще есть двадцатитысячная нетронутая гвардия, легко было сделать это усилие. Французам, атаковавшим русскую армию с целью сбить ее с позиции, должно было сделать это усилие, потому что до тех пор, пока русские, точно так же как и до сражения, загораживали дорогу в Москву, цель французов не была достигнута и все их усилия и потери пропали даром. Но французы не сделали этого усилия. Некоторые историки говорят, что Наполеону стоило дать свою нетронутую старую гвардию для того, чтобы сражение было выиграно. Говорить о том, что бы было, если бы Наполеон дал свою гвардию, все равно что говорить о том, что бы было, если б осенью сделалась весна. Этого не могло быть. Не Наполеон не дал своей гвардии, потому что он не захотел этого, но этого нельзя было сделать. Все генералы, офицеры, солдаты французской армии знали, что этого нельзя было сделать, потому что упадший дух войска не позволял этого.
Не один Наполеон испытывал то похожее на сновиденье чувство, что страшный размах руки падает бессильно, но все генералы, все участвовавшие и не участвовавшие солдаты французской армии, после всех опытов прежних сражений (где после вдесятеро меньших усилий неприятель бежал), испытывали одинаковое чувство ужаса перед тем врагом, который, потеряв половину войска, стоял так же грозно в конце, как и в начале сражения. Нравственная сила французской, атакующей армии была истощена. Не та победа, которая определяется подхваченными кусками материи на палках, называемых знаменами, и тем пространством, на котором стояли и стоят войска, – а победа нравственная, та, которая убеждает противника в нравственном превосходстве своего врага и в своем бессилии, была одержана русскими под Бородиным. Французское нашествие, как разъяренный зверь, получивший в своем разбеге смертельную рану, чувствовало свою погибель; но оно не могло остановиться, так же как и не могло не отклониться вдвое слабейшее русское войско. После данного толчка французское войско еще могло докатиться до Москвы; но там, без новых усилий со стороны русского войска, оно должно было погибнуть, истекая кровью от смертельной, нанесенной при Бородине, раны. Прямым следствием Бородинского сражения было беспричинное бегство Наполеона из Москвы, возвращение по старой Смоленской дороге, погибель пятисоттысячного нашествия и погибель наполеоновской Франции, на которую в первый раз под Бородиным была наложена рука сильнейшего духом противника.

Для человеческого ума непонятна абсолютная непрерывность движения. Человеку становятся понятны законы какого бы то ни было движения только тогда, когда он рассматривает произвольно взятые единицы этого движения. Но вместе с тем из этого то произвольного деления непрерывного движения на прерывные единицы проистекает большая часть человеческих заблуждений.

Известен так называемый софизм древних, состоящий в том, что Ахиллес никогда не догонит впереди идущую черепаху, несмотря на то, что Ахиллес идет в десять раз скорее черепахи: как только Ахиллес пройдет пространство, отделяющее его от черепахи, черепаха пройдет впереди его одну десятую этого пространства; Ахиллес пройдет эту десятую, черепаха пройдет одну сотую и т. д. до бесконечности. Задача эта представлялась древним неразрешимою. Бессмысленность решения (что Ахиллес никогда не догонит черепаху) вытекала из того только, что произвольно были допущены прерывные единицы движения, тогда как движение и Ахиллеса и черепахи совершалось непрерывно.
Принимая все более и более мелкие единицы движения, мы только приближаемся к решению вопроса, но никогда не достигаем его. Только допустив бесконечно малую величину и восходящую от нее прогрессию до одной десятой и взяв сумму этой геометрической прогрессии, мы достигаем решения вопроса. Новая отрасль математики, достигнув искусства обращаться с бесконечно малыми величинами, и в других более сложных вопросах движения дает теперь ответы на вопросы, казавшиеся неразрешимыми.
Эта новая, неизвестная древним, отрасль математики, при рассмотрении вопросов движения, допуская бесконечно малые величины, то есть такие, при которых восстановляется главное условие движения (абсолютная непрерывность), тем самым исправляет ту неизбежную ошибку, которую ум человеческий не может не делать, рассматривая вместо непрерывного движения отдельные единицы движения.
В отыскании законов исторического движения происходит совершенно то же.
Движение человечества, вытекая из бесчисленного количества людских произволов, совершается непрерывно.
Постижение законов этого движения есть цель истории. Но для того, чтобы постигнуть законы непрерывного движения суммы всех произволов людей, ум человеческий допускает произвольные, прерывные единицы. Первый прием истории состоит в том, чтобы, взяв произвольный ряд непрерывных событий, рассматривать его отдельно от других, тогда как нет и не может быть начала никакого события, а всегда одно событие непрерывно вытекает из другого. Второй прием состоит в том, чтобы рассматривать действие одного человека, царя, полководца, как сумму произволов людей, тогда как сумма произволов людских никогда не выражается в деятельности одного исторического лица.
Историческая наука в движении своем постоянно принимает все меньшие и меньшие единицы для рассмотрения и этим путем стремится приблизиться к истине. Но как ни мелки единицы, которые принимает история, мы чувствуем, что допущение единицы, отделенной от другой, допущение начала какого нибудь явления и допущение того, что произволы всех людей выражаются в действиях одного исторического лица, ложны сами в себе.
Всякий вывод истории, без малейшего усилия со стороны критики, распадается, как прах, ничего не оставляя за собой, только вследствие того, что критика избирает за предмет наблюдения большую или меньшую прерывную единицу; на что она всегда имеет право, так как взятая историческая единица всегда произвольна.
Только допустив бесконечно малую единицу для наблюдения – дифференциал истории, то есть однородные влечения людей, и достигнув искусства интегрировать (брать суммы этих бесконечно малых), мы можем надеяться на постигновение законов истории.
Первые пятнадцать лет XIX столетия в Европе представляют необыкновенное движение миллионов людей. Люди оставляют свои обычные занятия, стремятся с одной стороны Европы в другую, грабят, убивают один другого, торжествуют и отчаиваются, и весь ход жизни на несколько лет изменяется и представляет усиленное движение, которое сначала идет возрастая, потом ослабевая. Какая причина этого движения или по каким законам происходило оно? – спрашивает ум человеческий.
Историки, отвечая на этот вопрос, излагают нам деяния и речи нескольких десятков людей в одном из зданий города Парижа, называя эти деяния и речи словом революция; потом дают подробную биографию Наполеона и некоторых сочувственных и враждебных ему лиц, рассказывают о влиянии одних из этих лиц на другие и говорят: вот отчего произошло это движение, и вот законы его.
Но ум человеческий не только отказывается верить в это объяснение, но прямо говорит, что прием объяснения не верен, потому что при этом объяснении слабейшее явление принимается за причину сильнейшего. Сумма людских произволов сделала и революцию и Наполеона, и только сумма этих произволов терпела их и уничтожила.
«Но всякий раз, когда были завоевания, были завоеватели; всякий раз, когда делались перевороты в государстве, были великие люди», – говорит история. Действительно, всякий раз, когда являлись завоеватели, были и войны, отвечает ум человеческий, но это не доказывает, чтобы завоеватели были причинами войн и чтобы возможно было найти законы войны в личной деятельности одного человека. Всякий раз, когда я, глядя на свои часы, вижу, что стрелка подошла к десяти, я слышу, что в соседней церкви начинается благовест, но из того, что всякий раз, что стрелка приходит на десять часов тогда, как начинается благовест, я не имею права заключить, что положение стрелки есть причина движения колоколов.
Всякий раз, как я вижу движение паровоза, я слышу звук свиста, вижу открытие клапана и движение колес; но из этого я не имею права заключить, что свист и движение колес суть причины движения паровоза.
Крестьяне говорят, что поздней весной дует холодный ветер, потому что почка дуба развертывается, и действительно, всякую весну дует холодный ветер, когда развертывается дуб. Но хотя причина дующего при развертыванье дуба холодного ветра мне неизвестна, я не могу согласиться с крестьянами в том, что причина холодного ветра есть раэвертыванье почки дуба, потому только, что сила ветра находится вне влияний почки. Я вижу только совпадение тех условий, которые бывают во всяком жизненном явлении, и вижу, что, сколько бы и как бы подробно я ни наблюдал стрелку часов, клапан и колеса паровоза и почку дуба, я не узнаю причину благовеста, движения паровоза и весеннего ветра. Для этого я должен изменить совершенно свою точку наблюдения и изучать законы движения пара, колокола и ветра. То же должна сделать история. И попытки этого уже были сделаны.
Для изучения законов истории мы должны изменить совершенно предмет наблюдения, оставить в покое царей, министров и генералов, а изучать однородные, бесконечно малые элементы, которые руководят массами. Никто не может сказать, насколько дано человеку достигнуть этим путем понимания законов истории; но очевидно, что на этом пути только лежит возможность уловления исторических законов и что на этом пути не положено еще умом человеческим одной миллионной доли тех усилий, которые положены историками на описание деяний различных царей, полководцев и министров и на изложение своих соображений по случаю этих деяний.

Силы двунадесяти языков Европы ворвались в Россию. Русское войско и население отступают, избегая столкновения, до Смоленска и от Смоленска до Бородина. Французское войско с постоянно увеличивающеюся силой стремительности несется к Москве, к цели своего движения. Сила стремительности его, приближаясь к цели, увеличивается подобно увеличению быстроты падающего тела по мере приближения его к земле. Назади тысяча верст голодной, враждебной страны; впереди десятки верст, отделяющие от цели. Это чувствует всякий солдат наполеоновской армии, и нашествие надвигается само собой, по одной силе стремительности.

В русском войске по мере отступления все более и более разгорается дух озлобления против врага: отступая назад, оно сосредоточивается и нарастает. Под Бородиным происходит столкновение. Ни то, ни другое войско не распадаются, но русское войско непосредственно после столкновения отступает так же необходимо, как необходимо откатывается шар, столкнувшись с другим, с большей стремительностью несущимся на него шаром; и так же необходимо (хотя и потерявший всю свою силу в столкновении) стремительно разбежавшийся шар нашествия прокатывается еще некоторое пространство.
Русские отступают за сто двадцать верст – за Москву, французы доходят до Москвы и там останавливаются. В продолжение пяти недель после этого нет ни одного сражения. Французы не двигаются. Подобно смертельно раненному зверю, который, истекая кровью, зализывает свои раны, они пять недель остаются в Москве, ничего не предпринимая, и вдруг, без всякой новой причины, бегут назад: бросаются на Калужскую дорогу (и после победы, так как опять поле сражения осталось за ними под Малоярославцем), не вступая ни в одно серьезное сражение, бегут еще быстрее назад в Смоленск, за Смоленск, за Вильну, за Березину и далее.
В вечер 26 го августа и Кутузов, и вся русская армия были уверены, что Бородинское сражение выиграно. Кутузов так и писал государю. Кутузов приказал готовиться на новый бой, чтобы добить неприятеля не потому, чтобы он хотел кого нибудь обманывать, но потому, что он знал, что враг побежден, так же как знал это каждый из участников сражения.
Но в тот же вечер и на другой день стали, одно за другим, приходить известия о потерях неслыханных, о потере половины армии, и новое сражение оказалось физически невозможным.
Нельзя было давать сражения, когда еще не собраны были сведения, не убраны раненые, не пополнены снаряды, не сочтены убитые, не назначены новые начальники на места убитых, не наелись и не выспались люди.
А вместе с тем сейчас же после сражения, на другое утро, французское войско (по той стремительной силе движения, увеличенного теперь как бы в обратном отношении квадратов расстояний) уже надвигалось само собой на русское войско. Кутузов хотел атаковать на другой день, и вся армия хотела этого. Но для того чтобы атаковать, недостаточно желания сделать это; нужно, чтоб была возможность это сделать, а возможности этой не было. Нельзя было не отступить на один переход, потом точно так же нельзя было не отступить на другой и на третий переход, и наконец 1 го сентября, – когда армия подошла к Москве, – несмотря на всю силу поднявшегося чувства в рядах войск, сила вещей требовала того, чтобы войска эти шли за Москву. И войска отступили ещо на один, на последний переход и отдали Москву неприятелю.
Для тех людей, которые привыкли думать, что планы войн и сражений составляются полководцами таким же образом, как каждый из нас, сидя в своем кабинете над картой, делает соображения о том, как и как бы он распорядился в таком то и таком то сражении, представляются вопросы, почему Кутузов при отступлении не поступил так то и так то, почему он не занял позиции прежде Филей, почему он не отступил сразу на Калужскую дорогу, оставил Москву, и т. д. Люди, привыкшие так думать, забывают или не знают тех неизбежных условий, в которых всегда происходит деятельность всякого главнокомандующего. Деятельность полководца не имеет ни малейшего подобия с тою деятельностью, которую мы воображаем себе, сидя свободно в кабинете, разбирая какую нибудь кампанию на карте с известным количеством войска, с той и с другой стороны, и в известной местности, и начиная наши соображения с какого нибудь известного момента. Главнокомандующий никогда не бывает в тех условиях начала какого нибудь события, в которых мы всегда рассматриваем событие. Главнокомандующий всегда находится в средине движущегося ряда событий, и так, что никогда, ни в какую минуту, он не бывает в состоянии обдумать все значение совершающегося события. Событие незаметно, мгновение за мгновением, вырезается в свое значение, и в каждый момент этого последовательного, непрерывного вырезывания события главнокомандующий находится в центре сложнейшей игры, интриг, забот, зависимости, власти, проектов, советов, угроз, обманов, находится постоянно в необходимости отвечать на бесчисленное количество предлагаемых ему, всегда противоречащих один другому, вопросов.
Нам пресерьезно говорят ученые военные, что Кутузов еще гораздо прежде Филей должен был двинуть войска на Калужскую дорогу, что даже кто то предлагал таковой проект. Но перед главнокомандующим, особенно в трудную минуту, бывает не один проект, а всегда десятки одновременно. И каждый из этих проектов, основанных на стратегии и тактике, противоречит один другому. Дело главнокомандующего, казалось бы, состоит только в том, чтобы выбрать один из этих проектов. Но и этого он не может сделать. События и время не ждут. Ему предлагают, положим, 28 го числа перейти на Калужскую дорогу, но в это время прискакивает адъютант от Милорадовича и спрашивает, завязывать ли сейчас дело с французами или отступить. Ему надо сейчас, сию минуту, отдать приказанье. А приказанье отступить сбивает нас с поворота на Калужскую дорогу. И вслед за адъютантом интендант спрашивает, куда везти провиант, а начальник госпиталей – куда везти раненых; а курьер из Петербурга привозит письмо государя, не допускающее возможности оставить Москву, а соперник главнокомандующего, тот, кто подкапывается под него (такие всегда есть, и не один, а несколько), предлагает новый проект, диаметрально противоположный плану выхода на Калужскую дорогу; а силы самого главнокомандующего требуют сна и подкрепления; а обойденный наградой почтенный генерал приходит жаловаться, а жители умоляют о защите; посланный офицер для осмотра местности приезжает и доносит совершенно противоположное тому, что говорил перед ним посланный офицер; а лазутчик, пленный и делавший рекогносцировку генерал – все описывают различно положение неприятельской армии. Люди, привыкшие не понимать или забывать эти необходимые условия деятельности всякого главнокомандующего, представляют нам, например, положение войск в Филях и при этом предполагают, что главнокомандующий мог 1 го сентября совершенно свободно разрешать вопрос об оставлении или защите Москвы, тогда как при положении русской армии в пяти верстах от Москвы вопроса этого не могло быть. Когда же решился этот вопрос? И под Дриссой, и под Смоленском, и ощутительнее всего 24 го под Шевардиным, и 26 го под Бородиным, и в каждый день, и час, и минуту отступления от Бородина до Филей.

Русские войска, отступив от Бородина, стояли у Филей. Ермолов, ездивший для осмотра позиции, подъехал к фельдмаршалу.

– Драться на этой позиции нет возможности, – сказал он. Кутузов удивленно посмотрел на него и заставил его повторить сказанные слова. Когда он проговорил, Кутузов протянул ему руку.
– Дай ка руку, – сказал он, и, повернув ее так, чтобы ощупать его пульс, он сказал: – Ты нездоров, голубчик. Подумай, что ты говоришь.
Кутузов на Поклонной горе, в шести верстах от Дорогомиловской заставы, вышел из экипажа и сел на лавку на краю дороги. Огромная толпа генералов собралась вокруг него. Граф Растопчин, приехав из Москвы, присоединился к ним. Все это блестящее общество, разбившись на несколько кружков, говорило между собой о выгодах и невыгодах позиции, о положении войск, о предполагаемых планах, о состоянии Москвы, вообще о вопросах военных. Все чувствовали, что хотя и не были призваны на то, что хотя это не было так названо, но что это был военный совет. Разговоры все держались в области общих вопросов. Ежели кто и сообщал или узнавал личные новости, то про это говорилось шепотом, и тотчас переходили опять к общим вопросам: ни шуток, ни смеха, ни улыбок даже не было заметно между всеми этими людьми. Все, очевидно, с усилием, старались держаться на высота положения. И все группы, разговаривая между собой, старались держаться в близости главнокомандующего (лавка которого составляла центр в этих кружках) и говорили так, чтобы он мог их слышать. Главнокомандующий слушал и иногда переспрашивал то, что говорили вокруг него, но сам не вступал в разговор и не выражал никакого мнения. Большей частью, послушав разговор какого нибудь кружка, он с видом разочарования, – как будто совсем не о том они говорили, что он желал знать, – отворачивался. Одни говорили о выбранной позиции, критикуя не столько самую позицию, сколько умственные способности тех, которые ее выбрали; другие доказывали, что ошибка была сделана прежде, что надо было принять сраженье еще третьего дня; третьи говорили о битве при Саламанке, про которую рассказывал только что приехавший француз Кросар в испанском мундире. (Француз этот вместе с одним из немецких принцев, служивших в русской армии, разбирал осаду Сарагоссы, предвидя возможность так же защищать Москву.) В четвертом кружке граф Растопчин говорил о том, что он с московской дружиной готов погибнуть под стенами столицы, но что все таки он не может не сожалеть о той неизвестности, в которой он был оставлен, и что, ежели бы он это знал прежде, было бы другое… Пятые, выказывая глубину своих стратегических соображений, говорили о том направлении, которое должны будут принять войска. Шестые говорили совершенную бессмыслицу. Лицо Кутузова становилось все озабоченнее и печальнее. Из всех разговоров этих Кутузов видел одно: защищать Москву не было никакой физической возможности в полном значении этих слов, то есть до такой степени не было возможности, что ежели бы какой нибудь безумный главнокомандующий отдал приказ о даче сражения, то произошла бы путаница и сражения все таки бы не было; не было бы потому, что все высшие начальники не только признавали эту позицию невозможной, но в разговорах своих обсуждали только то, что произойдет после несомненного оставления этой позиции. Как же могли начальники вести свои войска на поле сражения, которое они считали невозможным? Низшие начальники, даже солдаты (которые тоже рассуждают), также признавали позицию невозможной и потому не могли идти драться с уверенностью поражения. Ежели Бенигсен настаивал на защите этой позиции и другие еще обсуждали ее, то вопрос этот уже не имел значения сам по себе, а имел значение только как предлог для спора и интриги. Это понимал Кутузов.
Бенигсен, выбрав позицию, горячо выставляя свой русский патриотизм (которого не мог, не морщась, выслушивать Кутузов), настаивал на защите Москвы. Кутузов ясно как день видел цель Бенигсена: в случае неудачи защиты – свалить вину на Кутузова, доведшего войска без сражения до Воробьевых гор, а в случае успеха – себе приписать его; в случае же отказа – очистить себя в преступлении оставления Москвы. Но этот вопрос интриги не занимал теперь старого человека. Один страшный вопрос занимал его. И на вопрос этот он ни от кого не слышал ответа. Вопрос состоял для него теперь только в том: «Неужели это я допустил до Москвы Наполеона, и когда же я это сделал? Когда это решилось? Неужели вчера, когда я послал к Платову приказ отступить, или третьего дня вечером, когда я задремал и приказал Бенигсену распорядиться? Или еще прежде?.. но когда, когда же решилось это страшное дело? Москва должна быть оставлена. Войска должны отступить, и надо отдать это приказание». Отдать это страшное приказание казалось ему одно и то же, что отказаться от командования армией. А мало того, что он любил власть, привык к ней (почет, отдаваемый князю Прозоровскому, при котором он состоял в Турции, дразнил его), он был убежден, что ему было предназначено спасение России и что потому только, против воли государя и по воле народа, он был избрал главнокомандующим. Он был убежден, что он один и этих трудных условиях мог держаться во главе армии, что он один во всем мире был в состоянии без ужаса знать своим противником непобедимого Наполеона; и он ужасался мысли о том приказании, которое он должен был отдать. Но надо было решить что нибудь, надо было прекратить эти разговоры вокруг него, которые начинали принимать слишком свободный характер.
Он подозвал к себе старших генералов.
– Ma tete fut elle bonne ou mauvaise, n’a qu’a s’aider d’elle meme, – сказал он, вставая с лавки, и поехал в Фили, где стояли его экипажи.

В просторной, лучшей избе мужика Андрея Савостьянова в два часа собрался совет. Мужики, бабы и дети мужицкой большой семьи теснились в черной избе через сени. Одна только внучка Андрея, Малаша, шестилетняя девочка, которой светлейший, приласкав ее, дал за чаем кусок сахара, оставалась на печи в большой избе. Малаша робко и радостно смотрела с печи на лица, мундиры и кресты генералов, одного за другим входивших в избу и рассаживавшихся в красном углу, на широких лавках под образами. Сам дедушка, как внутренне называла Maлаша Кутузова, сидел от них особо, в темном углу за печкой. Он сидел, глубоко опустившись в складное кресло, и беспрестанно покряхтывал и расправлял воротник сюртука, который, хотя и расстегнутый, все как будто жал его шею. Входившие один за другим подходили к фельдмаршалу; некоторым он пожимал руку, некоторым кивал головой. Адъютант Кайсаров хотел было отдернуть занавеску в окне против Кутузова, но Кутузов сердито замахал ему рукой, и Кайсаров понял, что светлейший не хочет, чтобы видели его лицо.

Вокруг мужицкого елового стола, на котором лежали карты, планы, карандаши, бумаги, собралось так много народа, что денщики принесли еще лавку и поставили у стола. На лавку эту сели пришедшие: Ермолов, Кайсаров и Толь. Под самыми образами, на первом месте, сидел с Георгием на шее, с бледным болезненным лицом и с своим высоким лбом, сливающимся с голой головой, Барклай де Толли. Второй уже день он мучился лихорадкой, и в это самое время его знобило и ломало. Рядом с ним сидел Уваров и негромким голосом (как и все говорили) что то, быстро делая жесты, сообщал Барклаю. Маленький, кругленький Дохтуров, приподняв брови и сложив руки на животе, внимательно прислушивался. С другой стороны сидел, облокотивши на руку свою широкую, с смелыми чертами и блестящими глазами голову, граф Остерман Толстой и казался погруженным в свои мысли. Раевский с выражением нетерпения, привычным жестом наперед курчавя свои черные волосы на висках, поглядывал то на Кутузова, то на входную дверь. Твердое, красивое и доброе лицо Коновницына светилось нежной и хитрой улыбкой. Он встретил взгляд Малаши и глазами делал ей знаки, которые заставляли девочку улыбаться.
Все ждали Бенигсена, который доканчивал свой вкусный обед под предлогом нового осмотра позиции. Его ждали от четырех до шести часов, и во все это время не приступали к совещанию и тихими голосами вели посторонние разговоры.
Только когда в избу вошел Бенигсен, Кутузов выдвинулся из своего угла и подвинулся к столу, но настолько, что лицо его не было освещено поданными на стол свечами.
Бенигсен открыл совет вопросом: «Оставить ли без боя священную и древнюю столицу России или защищать ее?» Последовало долгое и общее молчание. Все лица нахмурились, и в тишине слышалось сердитое кряхтенье и покашливанье Кутузова. Все глаза смотрели на него. Малаша тоже смотрела на дедушку. Она ближе всех была к нему и видела, как лицо его сморщилось: он точно собрался плакать. Но это продолжалось недолго.
– Священную древнюю столицу России! – вдруг заговорил он, сердитым голосом повторяя слова Бенигсена и этим указывая на фальшивую ноту этих слов. – Позвольте вам сказать, ваше сиятельство, что вопрос этот не имеет смысла для русского человека. (Он перевалился вперед своим тяжелым телом.) Такой вопрос нельзя ставить, и такой вопрос не имеет смысла. Вопрос, для которого я просил собраться этих господ, это вопрос военный. Вопрос следующий: «Спасенье России в армии. Выгоднее ли рисковать потерею армии и Москвы, приняв сраженье, или отдать Москву без сражения? Вот на какой вопрос я желаю знать ваше мнение». (Он откачнулся назад на спинку кресла.)
Начались прения. Бенигсен не считал еще игру проигранною. Допуская мнение Барклая и других о невозможности принять оборонительное сражение под Филями, он, проникнувшись русским патриотизмом и любовью к Москве, предлагал перевести войска в ночи с правого на левый фланг и ударить на другой день на правое крыло французов. Мнения разделились, были споры в пользу и против этого мнения. Ермолов, Дохтуров и Раевский согласились с мнением Бенигсена. Руководимые ли чувством потребности жертвы пред оставлением столицы или другими личными соображениями, но эти генералы как бы не понимали того, что настоящий совет не мог изменить неизбежного хода дел и что Москва уже теперь оставлена. Остальные генералы понимали это и, оставляя в стороне вопрос о Москве, говорили о том направлении, которое в своем отступлении должно было принять войско. Малаша, которая, не спуская глаз, смотрела на то, что делалось перед ней, иначе понимала значение этого совета. Ей казалось, что дело было только в личной борьбе между «дедушкой» и «длиннополым», как она называла Бенигсена. Она видела, что они злились, когда говорили друг с другом, и в душе своей она держала сторону дедушки. В средине разговора она заметила быстрый лукавый взгляд, брошенный дедушкой на Бенигсена, и вслед за тем, к радости своей, заметила, что дедушка, сказав что то длиннополому, осадил его: Бенигсен вдруг покраснел и сердито прошелся по избе. Слова, так подействовавшие на Бенигсена, были спокойным и тихим голосом выраженное Кутузовым мнение о выгоде и невыгоде предложения Бенигсена: о переводе в ночи войск с правого на левый фланг для атаки правого крыла французов.
– Я, господа, – сказал Кутузов, – не могу одобрить плана графа. Передвижения войск в близком расстоянии от неприятеля всегда бывают опасны, и военная история подтверждает это соображение. Так, например… (Кутузов как будто задумался, приискивая пример и светлым, наивным взглядом глядя на Бенигсена.) Да вот хоть бы Фридландское сражение, которое, как я думаю, граф хорошо помнит, было… не вполне удачно только оттого, что войска наши перестроивались в слишком близком расстоянии от неприятеля… – Последовало, показавшееся всем очень продолжительным, минутное молчание.
Прения опять возобновились, но часто наступали перерывы, и чувствовалось, что говорить больше не о чем.
Во время одного из таких перерывов Кутузов тяжело вздохнул, как бы сбираясь говорить. Все оглянулись на него.
– Eh bien, messieurs! Je vois que c’est moi qui payerai les pots casses, – сказал он. И, медленно приподнявшись, он подошел к столу. – Господа, я слышал ваши мнения. Некоторые будут несогласны со мной. Но я (он остановился) властью, врученной мне моим государем и отечеством, я – приказываю отступление.
Вслед за этим генералы стали расходиться с той же торжественной и молчаливой осторожностью, с которой расходятся после похорон.
Некоторые из генералов негромким голосом, совсем в другом диапазоне, чем когда они говорили на совете, передали кое что главнокомандующему.

Авторы Михаил Владимирович Алейников — канд. ист. наук, доцент кафедры отечественной истории; Иван Евгеньевич Боровиков, соискатель. Алтайская гос. академия образования (АГАО) им. В. М. Шукшина, г. Бийск.

Казахстан, наш партнер по Евразийскому союзу, инициатор постсоветской интеграции, вместе с Белоруссией считается самым благополучным относительно судеб русского вопроса в сравнении с прочими постсовесткими республиками. Тогда почему из Казахстана по программе переселения соотечественников в Россиию, и еще до ввода этой программы шел стабильный отток русскоцентричного населения? Предлагаем очень качественный анализ экспертов о русском измерении национального вопроса в Казахстане.

Опубликовано в научном журнале «Мир Евразии» № 2 (21) за 2013 г.

Фото: Поздравление министра культуры и спорта Республики Казахстан с Праздником единства народа Казахстана 30.04.2015 г.

Специфика Казахстана по сравнению с други­ми странами Центральной Азии связана с особой многочисленностью русского и славянского насе­ления, с исторической «русскостью» ареалов его проживания. Из 9,5 миллионов русских, прожи­вавших в пяти республиках Центральной Азии к началу 1990-х гг. (37% русских находящихся вне России), 6 миллионов приходилось на Казахстан (по данным Всесоюзной переписи населения 1989 г.). Эта этническая группа занимала второе место после Украины (11 млн. в 1989 г.) по абсо­лютным размерам, но первое место по доле в об­щей численности населения: 37,8% в Казахстане и всего 13% на Украине. В других государствах региона эти цифры по состоянию на 1989 г. были значительно ниже: 21,5% в Киргизии; 7,6% — в Таджикистане; 8,4% — в Узбекистане и 9,5% — в Туркмении . Русские в других республиках Центральной Азии всегда осознавали себя мень­шинством в этнокультурно чуждом окружении, тогда как многие русские, а также украинцы и белорусы Казахстана ощущали себя «дома», на земле, являющейся территориальным продолже­нием России. Они считают себя не «колонизато­рами» и «поработителями», а тружениками, внё­сшими огромный вклад в хозяйственное и культурное освоение Казахстана.

Последний воспринимается ими не как зах­ваченная в прошлом страна, а как обширная и малозаселённая территория, занятая в ходе при­соединения Сибири. Хотя часть современного Казахстана была реально подчинена России только во второй половине XIX в. (1854 г. — заложена крепость Верный, будущая Алма-Ата; 1867 г. — основано Семиреченское казачье войско), такие регионы, как Урал, северные и северо-восточные области Казахстана и Алтай, отмеченные присутствием русских с XVII—XVIII вв., они считают своим наиболее ценным историческим наследием. Славяне Казахстана долгое время считали себя культурно ближе стоящими к России, Украине и Белоруссии, чем к «настоящей» Центральной Азии.

Распад СССР в 1991 г. представляет собой крупнейшую геополитическую катастрофу XX века, которая принесла много бед и страданий его народам. Около 50 млн. советских людей ока­зались за пределами своих «этнических родин». Около 30 млн. русских проживали в то время вне России, что составляло четвёртую часть от 120 млн. русских россиян. Таким образом, в од­ночасье русские стали крупнейшим разделённым народом в мире . Казахстанские русские стали народом, разделённым несправедливо и неразум­но проведёнными границами в пределах бывшего СССР. Независимость Казахстана, а затем массо­вая эмиграция переживалась ими особенно остро, по сравнению с остальными странами централь­ноазиатского региона. Некоторые исследователи полагают, что применять по отношению к казах­станским русским термин «диаспора» не совсем корректно. Этимологически понятие «диаспора» означает «рассеяние». Диаспора обычно не распо­лагается на своей исторической территории, а рус­ские Казахстана (особенно северного) как раз там и живут и считают себя автохтонами. Они не «рас­сеивались», не покидали своё государство. Наоборот, последнее оставило их на произвол судь­бы за своими границами .

Казахи же воспри­нимают русских именно как славянское меньшин­ство в своём государстве, как диаспору. Их политическая элита не желает признать за рус­скими статус государственнообразующей нации.

Казахские демонстранты на митинге против празднования 400-летнего юбилея уральского казачества. Уральск, 15 сентября 1991 года

Сложной была и остаётся ситуация с русским язы­ком. Его многолетнее доминирование во всех сфе­рах жизни позволяло не учить казахский (по пе­реписи 1989 г., последний знали меньше 1% русских). К резким изменениям в годы независи­мости большинство русскоязычного населения оказалось неготовым. По переписи 1999 г., ка­захским языком овладели 15% русских (на селе несколько больше, в городе — меньше), 13% ук­раинцев и 10% белорусов и поляков, напротив, русским языком владели 75% казахов и практи­чески все славяне . Русский язык не получил статус второго государственного. В настоящее вре­мя требовать государственного билингвизма уже бессмысленно. Казахизация (т. е. политика, на­правленная на обеспечение доминирования титуль­ной нации во всех сферах общественной жизни) в долгосрочной перспективе неизбежна, так как доля славян в населении страны постоянно сокра­щается.

Значимость «русского вопроса» в Казахстане в 1990-е гг. объясняется не только численностью тамошних русских (к моменту распада СССР из 16,4 млн. человек 7 млн. являлись казахами и 6 млн. — русскими). Подавляющее большинство русских (66%) там родились, многие были жите­лями Казахстана уже не в первом поколении, 33% к моменту распада СССР проживали в Казахской ССР более 20 лет .

Судьба соотечественников в 1990-е гг. не вол­новала Москву. Новые российские элиты боро­лись за власть, делили собственность. Руковод­ство России прежде всего было озабочено сохранением добрых отношений с Н. А. Назарбае­вым, который стремился получить как можно больше выгоды от сотрудничества со своим север­ным соседом. Власти Казахстана подавляли лю­бую оппозицию, обеспечивая монополию на власть президенту Н. А. Назарбаеву. Не допускались лю­бые формы политического выражения нацио­нальных требований со стороны русских движе­ний и объединений. Их лидеры испытывали сильное давление, а нередко подвергались арес­там. Поощрялся и провоцировался раскол между славянскими организациями (например, русски­ми и украинскими). В первые годы после распада СССР российский МИД под руководством А.Ко­зырева всячески уклонялся от открытой защиты русских ближнего зарубежья.

Политика РФ со странами СНГ шла по линии дистанцирования. С 1996 г. она сменилась на противоположную. Новый министр иностранных дел Е. М. Примаков заявил, что отношения со странами СНГ являют­ся главным приоритетом внешней политики Рос­сии. Однако для защиты прав соотечественников по-прежнему ничего существенного не предприни­малось. Центральная Азия сохраняла важность для России только с точки зрения экономических и геополитических соображений. Поэтому российс­кие СМИ и политики писали и говорили о поло­жении здешних русских гораздо меньше, чем о ситуации вокруг них в Закавказье, на Украине и в странах Балтии. Вспоминается визит в Казах­стан в 1996 г. Е. М. Примакова, во время которо­го он отказался встретиться с представителями русских объединений, заявив, что в стране не су­ществует «русского вопроса» .

Власти Казахстана проводят хитрую и двой­ственную политику: с одной стороны, они хотят избежать русско-казахского противостояния, ко­торое бы дестабилизировало страну, но с другой — разыгрывают карту энергичной и долговременной казахизации. Инструментом государственной политики в сфере межэтнических отношений ста­ла Ассамблея народов Казахстана (АНК), создан­ная по инициативе Н. А. Назарбаева 1 марта 1995 г. (Н. А. Назарбаев является её пожизнен­ным председателем). Контролируемая властями-де­ятельность АНК призвана «утопить» нацио­нальные проблемы в фольклорном и аполитичном их видении. Национальная структура казахстан­ского общества отражена в этом органе непропор­ционально. АНК, по сохранившейся советской тра­диции, нередко пафосно называют «лабораторией дружбы народов». Одна из её функций заключа­ется в воплощении в жизнь евразийской идеоло­гии, придуманной Н. А. Назарбаевым. Однако к концу 1990-х гг. русские объединения осознали, что режим узурпировал евразийскую тему, эта идеология превратилась в «деревянный» язык официальной власти, которая на самом деле под­держивает казахизацию страны и старается осла­бить русскую идентичность .

Ситуация вокруг АНК позволяет лучше понять особенности поло­жения русских по сравнению с другими этничес­кими группами: если последние требуют и доби­ваются прав культурного и языкового характера, то русские радикальные активисты настаивают на политических и социальных уступках, кото­рые им не предоставляются. Отказ русских объе­динений от чисто фольклорных интерпретаций национальных чувств создаёт определённые трудности в их отношениях с другими меньшинства­ми, особенно славянскими, часто довольными сво­им положением. Власти Казахстана осуществляют инструментализацию украинских элит в открыто русофобских целях . Создание особых украинс­ких и белорусских объединений является уловкой властей, заинтересованных в расколе единого сла­вянского движения. Таким образом, русское население Казахстана является жертвой прагматизма двух соседних государств. Сепаратистский сценарий (отделение ряда территорий от Казахстана и присоединение их к России) не состоялся по при­чине слабости и разобщённости радикальных рус­ских движений, но в решающей мере из-за осознания того, что на помощь Москвы рассчитывать нельзя. Впрочем, в случае его реализации послед­ствия могли бы быть самыми ужасными. Да, мно­гие славяне Казахстана хотели бы изменить неустраивающие их границы, но они не были готовы проливать свою кровь ради этого. Позиция же правящих кругов России по отношению к соотече­ственникам в Казахстане и других постсоветских государствах вызывает разочарование. Это касает­ся и миграционной политики РФ.

Положение славянского населения Казахста­на характеризуют данные переписи 1999 г. Она зафиксировала проживание 4 млн. 480 тыс. рус­ских, 547 тыс. украинцев, 112 тыс. белорусов и 47 тыс. поляков . Таким образом, за 1989­-1999 гг. численность русских уменьшилась на 26% (По данным Всесоюзной переписи населения 1989 г. в Казахстане проживало 6 млн. русских), украинцев — на 38%, белорусов — на 37%, по­ляков — на 20%. И напротив, численность и удельный вес казахов выросли из-за значительно большего коэффициента рождаемости и меньшего смертности, чем у славянских этносов. Сыграла свою роль и инициированная властями репатриа­ция этнических казахов из-за рубежа (Монголии, Афганистана и др. стран). Во всех областях рес­публики были созданы государственные иммигра­ционные фонды, чтобы организовать переезд и содействовать интеграции переселенцев. Кроме того, проводилась политика привлечения «юж­ных» казахов в города севера (в которых славяне составляли в конце 1980-х гг. 70–80% населе­ния). Делалось многое для того, чтобы макси­мально увеличить долю казахов в общей числен­ности населения. У казахов показатель естественного прироста за 1989—1999 гг. был положительным и составлял +10,7 промиле, у русских же отрицательным — -5,1; у украинцев даже — -11,6 .

В статье казахстанского историка З.Кинятулы, напечатанной в газете «Казак тили» 8 декаб­ря 1995 г., отмечалось, что число казахов в Ка­захстане должно достичь 60% , тогда страна станет действительно независимой. Демограф М.Татимов, бывший сотрудник президентской админист­рации, а позднее ректор университета заявил сле­дующее: «Было бы хорошо, если бы русских в Казахстане осталось не более одного миллиона, чтобы они не могли больше оказывать демогра­фическое давление, навязывать свой язык и не подавляли бы казахскую культуру, как делали это раньше» . В 1991 г. Казахстан оказался единственным постсоветским государством, в ко­тором титульная нация не составляла большин­ства населения. Казахам удалось стать большин­ством только к концу 1990-х гг. Согласно переписи 1999 г. численность казахов составила 53% населения республики . В период между переписями 1989 и 1999 гг. число казахов в стране увеличилось на 22,9%, а в городах — на 45%. За это же время численность русских в горо­дах уменьшилась на 1,2 млн. человек, а в сельс­кой-местности — на 300 тыс. человек . Сейчас в Казахстане две трети молодых людей в возрасте до 30 лет являются казахами . Более высокая рождаемость среди последних, а также массовая миграция русских и других славян репродуктив­ного возраста из Казахстана (её «пик» был зарегистрирован в 1994 г. — около 0,5 млн. человек) фактически запрограммировали изменение национальной структуры населения в пользу титуль­ной нации.

К концу 1990-х гг. на юге и западе Казахста­на почти не осталось славян: в Кзыл-Ординской области, например, 94% казахов и всего 2,9% русских; в Атырауской, соответственно, 89 и 8,6%. В других областях снижение доли русских не столь масштабно, но всё же далеко от мини­мальных цифр: на 10% их стало меньше в Алма- Атинской области, на 17% — в Мангистауской, на 14% — в Астане и на 12% — в Алма-Ате. Из восточных областей (если верить официальным данным) уехало 6% русских; по 3% — из Кара­гандинской, Павлодарской и Северо-Казахстанс­кой-областей . Русские составляли в 1990-е гг. около 60% эмигрантов, немцы — почти 20%, украинцы — 10% . Перепись 1999 г. показа­ла повсеместное уменьшение численности славян­ского населения в Казахстане. При этом в самом крупном городе страны, в Алма-Ате, русские в 1999 г. ещё составляли 45% граждан, а в Астане же их удельный вес упал по сравнению с 1989 г. с 54 до 41% . По данным газеты «Лад», за-де­сять лет Акмолинская область потеряла 122 тыс. человек (24% жителей), Северо-Казахстанская — 186 тыс. (20%), Карагандинская — 335 тыс. (19%). Кварталы в больших городах (не говоря уже о по­сёлках городского типа и деревнях), например в Павлодаре, полностью опустели. Шахтёрские города — спутники Караганды также совершенно заб­рошены. Кокчетав за десять лет лишился около трети населения (40 тыс. человек) .

Казахстан лишился за межпереписной пери­од (с 1989 по 1999 гг.) более 1,5 млн. своих жителей, что составило 10% населения. Числен­ность населения сократилась с 16,4 до 14,9 млн. человек. Казахстан стал главной страной — экс­портёром русских. Количество их за десять лет сократилось с 6 до 4,5 млн. человек, а доля в населении уменьшилась с 40 до 30% . Потеря большого количества трудоспособного населения, квалифицированной рабочей силы, интеллигенции вызвало экономические трудности в независимом Казахстане. Именно образованные, инициативные и трудолюбивые люди составили в 1990-е гг. льви­ную долю переселенцев из Казахстана. Опустев­шие ниши заполнялись собственными кадрами, не всегда компетентными, но зато представляю­щих титульную нацию.

Факты этнической дискриминации официаль­но не признаются. Наоборот, русские, по выска­зываниям властей, сами виноваты в том, что уез­жают, поскольку не могут примириться со снижением своего социального статуса; только «имперское мышление» заставляет их отвергать происходящие перемены и толкает на изгнание. Эмиграцию часто оценивают как «естественный процесс», обусловленный либерализацией во всех сферах жизни общества и гарантированным зако­нодательством РК правом выбирать место прожи­вания. Казахстанские аналитики часто делают акцент на экономических мотивах миграционных движений. В то же время многие российские и некоторые казахстанские исследователи утверж­дают, что причины массовых переселений — не экономические (большинство выехавших при желании могли получить работу в Казахстане, и, наоборот, в России они часто сталкивались с серьёзными трудностями выживания). Высказыва­лось мнение, что основным побуждением к миг­рации являлось ощущение «угрозы этнической идентичности». По опросам, проведённым в пер­вой половине 1990-х гг., экономические мотивы выезда занимали по значимости лишь третье мес­то, после «бытового национализма» и обтекае­мой, но подтверждающей наш тезис формулиров­ки «опасность для себя и своей семьи» .

Хотя большинство русских считали своё по­ложение в 1990-х и трудным, они были готовы с этим мириться, но одним из главных мотивов эмиг­рации оставалось беспокойство за будущее новых поколений. По данным социологического иссле­дования 2001 г., более трети респондентов пола­гали, что отсутствие перспектив интеграции их детей является основной причиной «возвращения» в Россию .

Изменение статуса в условиях независимого Казахстана, отсутствие перспектив у молодёжи, бытовой национализм, тревоги относительно дис­криминации на работе, ухудшение доступа к рус­ской и славянской культуре, сужение возможнос­тей получить качественное образование на русском языке, тяжёлый экономический кризис после рас­пада СССР — весь комплекс экономических, со­циально-психологических и политических причин обусловил массовый отъезд славянского населе­ния. Миграция продолжается и сегодня, но она значительно сократилась. Большинство тех, кто хотел и мог покинуть страну, уже уехали. Остаю­щиеся же, чаще всего были людьми пожилыми, малоквалифицированными или деградированны­ми. Миграции русских в Россию стали одним из долгосрочных факторов демографических и эко­номических сдвигов как в Казахстане, так и в России. Одновременно происходит старение сла­вянского населения. В 1999 г. удельный вес-де­тей до 9 лет среди славян составлял 8–12%, тог­да как у казахов — 22%. Лица старше 60 лет соответственно у славян составляли 17–25%, а у казахов — 6%. У славян старики чаще жили в городе, а у казахов — на селе .

К 2001 г. в Казахстане осложнилась ситуа­ция на рынке труда. За прошедшее десятилетие экономически активное население уменьшилось на 8%, численность безработных выросла до 1 млн. человек из-за снижения занятости во всех сферах народного хозяйства. Среди занятого сельского населения удельный вес русских составил 16%, украинцев — 4%, белорусов и поляков — меньше 1% . Сокращение занятости на селе привело к даль­нейшему оттоку в города. По переписи 1999 г. среди занятого городского населения удельный вес русских достигал 43%, украинцев — 5%, белору­сов и поляков — меньше 1%, а у казахов — 41% . При этом в Астане тот же показатель у славян выше, чем у казахов. В Алма-Ате лидировали русские, затем шли казахи . Славяне доми­нировали по уровню занятости на севере респуб­лики — 35% (в том числе русские — 32%) про­тив 14% у казахов. В центральных областях — соответственно 15% против 7%, на востоке — 14% против 10%. Напротив, в Западном Казах­стане имело место обратное соотношение — 8% против 18% . На юге же показатель занятости у казахов был в 3,2 раза выше, чем у славян . Русские составляли основной костяк квалифици­рованных работников промышленности, строи­тельства, транспорта, связи, геологии — свыше 16% против 7% у казахов. Это преобладание оп­ределялось городским образом жизни и высокой квалификацией славян. В сельском же хозяйстве казахов было 24%, русских — 7%, украинцев — 9%. Значителен был вес славян среди научной и технической интеллигенции республики .

Политика активной казахизации проявляет­ся в самых разных областях: особый статус каза­хов среди граждан Казахстана («государственно­образующая нация»); «огосударствление» титульного языка в ущерб русскому; деградация высшего и среднего образования; сокращение рус­скоязычного культурного и информационного про­странства; вытеснение русских их экономических, политических и управленческих структур и из общественной жизни в целом. Казахстанские СМИ находятся в эпицентре казахизации власти и в то же время отражают наступление авторитариз­ма. Как неоднократно отмечал казахский оппо­зиционер Н. Е. Масанов, современные казахские политические элиты стараются установить в стране «этнократию». Он даже назвал Казахстан «госу­дарством этнического апартеида» . Казахизация сферы государственного управления и эконо­мики на самом деле является способом укрепления властных и материальных отношений определён­ных правящих кругов. Вытеснение русского мень­шинства открывает путь к захвату тех постов во властных и управленческих структурах, в эконо­мике, образовании, науке и культуре, которые раньше занимали русские.

Многочисленные факты свидетельствуют о том, что в суверенном Казахстане имеет место рост авторитаризма, клановости, национализма и кор­рупции. Согласно исследованию «Transparency International», в начале XXI в. Казахстан зани­мал 88-место в списке из 102 стран по уровню коррупции . Политическую систему современ­ного Казахстана можно назвать «фасадной демократией», по сути же это одна из форм авторита­ризма. Следует отметить, что курс на всеобщую казахизацию, обеспечивающий обогащение пра­вящих элит надо рассматривать в историческом плане. Он является продолжением, хотя и в бо­лее массовидных формах, начатой в брежневскую эпоху политики «коренизации». Хотя Казахстан презентируется как многонациональное и много­конфессиональное государство, он является прежде всего государством казахов. Юридическое, конституционное и международное основание этому было дано тем фактом, что весь Казахстан является «историко-генетической территорией казахс­кой-нации» . Многочисленные официальные конференции, посвящённые национальному воп­росу, подтверждают эту тенденцию к подчёркива­нию приоритетного положения казахов.

Большинством русских дискриминация вос­принимается как этническая: зачем изучать ка­захский язык и интегрироваться в систему, где доступ в государственный сектор в любом случае будет для них закрыт по причине их националь­ности? Незнание казахского языка — это лишь «политкорректное» средство убрать представите­лей различных национальных меньшинств с по­литических и административных постов. Языко­вая политика является лишь окольным путём для построения системы национального предпочтения в пользу казахов и в ущерб остальным жителям Казахстана. Налицо факты, что казахи, не гово­рящие (или плохо говорящие) по-казахски, тем не менее могут интегрироваться в административ­ные органы без особых трудностей. Что же каса­ется русских, то знание государственного языка и профессионализм не гарантирует им этого. Русским, находящимся вне властных и кла­новых сетей поддержки чрезвычайно трудно вне­дриться в финансово выгодные сферы. Государ­ственная служба для них закрыта по этническим и языковым мотивам. Дискриминация русских нередко не столько направлена прямо против них, сколько имеет целью дать преимущества членам своего семейного или регионального клана, в ко­тором нет места неказахам. Отдельные славяне и преуспели, вовремя примкнув к тому или иному клану. Однако таких «счастливчиков» очень мало.

В течение 1990-х гг. доля русских планомер­но снижалась в политико-административных структурах. В высших и местных органах власти они были представлены меньше, чем предполагал их удельный вес в населении республики, причём эта «недопредставленность» складывалась даже в городах с преобладанием русских жителей. Рус­скому крайне сложно быть избранным депутатом в Межлис (парламент), получить назначение на должность акима (главы городской или област­ной администрации) или министра. Очень мало славян осталось и на менее значимых постах. Например, в Усть-Каменогорске, где по сей день преобладает славянское население, подавляющее большинство государственных чиновников и си­ловиков — казахи по национальности. В вузах Семипалатинска не осталось ни одного ректора — славянина, а в ссузах — ни одного директора. За 1985—1995 гг. представительство русских в орга­нах государственного управления РК сократилось наполовину . В 1994 г. в высших эшелонах власти было 74% казахов, 22% славян и 3% — представителей других меньшинств . В 1995 г. в парламенте республики, состоявшем из 176-де­путатов, доля казахов достигла 58% — 105 че­ловек; 49 его членов были русскими, а 10 — ук­раинцами . После конституционной реформы 1995 г. среди сенаторов было 68% казахов и 15% русских, а в Ассамблее (нижней палате) — 64% казахов и 29% русских . Выборы 1999 г. сде­лали тенденцию ещё более явной: среди 29 кан­дидатов, выдвинутых при обновлении на полови­ну мест в Сенате, насчитывалось только 5 русских, но ни один из них не был избран. В том же году в Ассамблею прошли 55 казахов и 19 русских, т. е. в соотношении 74% к 25% . Та же картина наблюдалась в руководстве министерствами. В 1997 г. Только 3 из 14 министерств возглавля­лись неказахами . По подсчётам журналис­тов газеты «Караван» (1995 г.), в политической сфере представительство казахов достигло 81%, русских — 14% и украинцев — 3% . Неадек­ватное представительство русских в политико-ад­министративных структурах — наглядное прояв­ление дискриминации. К началу XXI в. Ситуация выглядит ещё более вопиющей и наводит на мысль о том, что власти РК стремятся в долгосрочной перспективе вообще исключить всех неказахов из общественно-политической жизни.

Если в начале 1990-х север страны ещё не был затронут процессом казахизации власти и управления, то сейчас он находится в том же по­ложении, что и традиционно казахские регионы. Немногие оставшиеся русские и украинцы зани­мают второстепенные посты и работают под руководством казахов. Например, в 1994 г. В-Ка­раганде, с 20% казахов среди жителей города, из 8 руководителей города 6 были представителями титульной нации; соответствующие цифры для Алма-Аты, где большинство населения русские — 9 и 2. В Акмолинской области, где в середине 1990-х годов проживало 46% русских, среди ру­ководителей местной администрации их насчиты­валось от 29 до 34%. В областном законодатель­ном собрании Кокчетава в 2002 г. Из 33 депутатов только 9 были славянами, в то время как доля русского населения области составляла не менее 60% . Подобных примеров множество. Опрос 2001 г. показал, что 72% казахов были удовлет­ворены тем, как титульная группа представлена в республиканских органах власти, в то время как среди русских доля недовольных достигала 65% .

Дискриминация по отношению к русским обес­печивает не только социальное продвижение для части казахского населения, но и помогает пра­вящему режиму подчинить себе власти на местах и обязать их быть преданными новому государ­ству. Это было особенно важно во время эконо­мического кризиса, когда население испытывало резкое падение уровня жизни.

Итак, на протяжении 1990-х гг. руководство Казахстана осуществляло последовательную и целенаправленную политику казахизации. Имен­но скрепить территорию страны, обеспечить из­менение национальной структуры населения в её северной части в пользу титульной нации, дока­зать историческую принадлежность Северного-Ка­захстана «казахскому миру» было призвано ре­шение о переносе столицы из Алма-Аты в Астану, принятое в 1995 г. и реализованное в конце 1990-х гг. Астана символизирует процесс этничес­кой-казахизации региона, ранее считавшегося «рус­ским». Поэтому многим казахам из южных обла­стей было предложено переселиться на север страны, в частности, в новую столицу.

Казахизация образования, как и государствен­ной службы, началась ещё до распада СССР — в 1980-е гг. Процент казахов среди студентов вузов уже тогда был выше, чем соответствующий пока­затель в других республиках центральноазиатс­кого региона. Во многих публикациях выража­лось возмущение тем, что казахам отдавался приоритет при поступлении в высшие учебные за­ведения: например, в 1989 г. среди студентов их было 54% (русских — 31%) . Министерство образования, особо важное ведомство, одним из первых подверглось кадровой перетряске: с 1989 по 1992 гг. доля русских сократилась здесь с 43 до 14%. В настоящее время оно полностью казахизировано .

Десятилетия целенаправленного внедрения казахского языка в школьное образование при­несло свои плоды. По данным Министерства об­разования РК, в 1999—2000 гг. уже 51% школь­ников учился на казахском языке (в 1991 г. — 34%), 45% — на русском языке . В универ­ситетах русский сохранял преимущество, хотя до­ступ к высшему образованию всё более облегчал­ся казахам, а русским — затруднялся. Государство делает ставку на национальные кадры. Произош­ли резкие изменения в национальном составе сту­дентов вузов. Если в 1989/1990 учебном году-ка­захи составляли 54% студентов, а русские — 31% , то в 1999/2000 учебном году казахов стало 67%, а русских — 24 . Причинами данного нацио­нального состава являются негласная политика властей, различия в возрастной структуре этно­сов, миграции и учёба славян-казахстанцев в рос­сийских вузах. Приведём пару примеров. В конце 1990-х гг. на юридическом факультете Казахско­го национального университета им. аль-Фараби в Алма-Ате было всего около 20 русских из общего числа 200–300 студентов на каждом курсе. Если в 1970-е гг. на историческом факультете того же вуза училось около 50% русских студентов, то в 1980-е гг. их число сократилось до 20%, а сегодня оно практически равно нулю . Обозначен­ные тенденции не вызывают оптимизма.

Большинству славянской молодёжи вряд ли стоит рассчитывать на достойный социальный статус в суверенном Казахстане. Мелкая торговля, сфера услуг, мелкий бизнес — это лучшее, на что они могут рассчитывать. Многие окажутся в положе­нии наёмных работников низшей квалификации. Остающееся же в Казахстане пожилое славянс­кое-население постепенно доживёт свой век. Рус­ские, как и украинцы, белорусы, поляки и нем­цы, выражают свой протест в форме социальной апатии или миграции, массовый характер кото­рой в 1990-е гг. являлся индикатором их край­него недовольства происходящим в стране.

Итак, можно сделать вывод, что славяне-казахстанцы сегодня представляют собой практи­чески стабильную часть жителей, переживающую болезненную стадию адаптации к новым условиям. За 1990-е гг. значительно уменьшилась их доля в общей численности населения, произошло снижение социального статуса. В перспективе просматриваются два сценария развития: 1) адаптация славян от статуса-де-факто большинства к готовности принять статус этнического меньшин­ства (диаспоры); 2) массовый исход из Казахста­на славянского населения. Какой из сценариев станет реальностью покажет время.

Казахстану удалось сохранить территориаль­ную целостность, избежать межнациональных войн и утвердиться как независимое государство. Ценой такого успеха, однако, стал авторитаризм (режим Н. А. Назарбаева иногда с иронией назы­вают «феодализм с человеческим лицом»), трай­бализм, исключение национальных меньшинств из общественной жизни и культурное объедине­ние, последствия и масштабы которого ещё не оценены в полной мере.

М.В.Алейников 

Источник 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Савоскул С. С. Русские в новом зарубежье. Выбор судьбы. — М., 2001. — С. 347; Тишков В. А. Русские в Средней Азии и Казахстане. Исследования по приклад­ной и неотложной этнологии. — М., 1993. — № 51. — С. 4.

2. Беликов В.Д., Четверикова-Беликова С. И. Вехи истории Руси. — Буэнос-Айрес — Новосибирск, 2006. — С. 68.

3. Лад. — 2003 № 4. — С. 9.

4. Население Республики Казахстан по национальностям и владению языками. — Алматы, 2000. — Т. 2. — С. 10­12.

5. Ларюэль М., Пейруз С. «Русский вопрос в независи­мом Казахстане: история, политика, идентичность. — М., 2007. — С. 27.

6. Макаренко А. Ф. Украинцы. — Алма-Ата, 1998. — С. 22.

7. Национальный состав населения Республики Казах­стан. Итоги переписи 1999 г. в Республике Казахстан. — Алматы, 2000. — Т.1. — С. 6.

8. Хлюпин В. Н. Геноцид. Русские в Казахстане: трагичес­кая судьба. — М., 2001. — С. 46.

9. Краткие итоги переписи населения 1999 года в Респуб­лике Казахстан. Стат. сб. — Алматы, 1999. — С. 102, 108.

10. Садовская Е. Некоторые политические аспекты эмиг­рации русскоязычного населения из Казахстана // Со­временные этнополитические процессы и миграцион­ная ситуация в Центральной Азии. — М., 1998. — С. 82.

11. Национальный состав населения Республики Казах­стан. Итоги переписи 1999 г. в Республике Казахстан. — Т. 1. — Алматы, 2000. — С. 38.

12. Лад. — 2003. № 1. — С. 8.

13. Курганская В.Д., Дунаев В. Ю. Казахстанская модель межэтнической интеграции. — Алма-Ата, 2002. — С. 187.

14. Население Республики Казахстан по национально­стям, полу и возрасту. — Алматы, 2000. — Т. 4, ч.1. — С. 6–9.

15. Занятое население Республики Казахстан по нацио­нальностям и занятиям. Итоги переписи населения в 1999 г. в Республике Казахстан.- Алматы, 2001. — Т. 3. С. 5.

16. Масанов Н. Е. Национально-государственное строи­тельство в Казахстане: анализ и прогноз // Вестник Ев­разии. — М., 1995. — № 1. — С. 120.

17.

18. Назарбаев Н.А. В потоке истории. — Алматы, 1999. — С. 195.

19. Лад. — 1995. — № 7. — С. 6.

20. Джунусова Ж. республика Казахстан: президент, ин­ституты демократии. — Алма-Ата, 1996. — С. 93.

21. Куртов А. А. Куда держит путь снежный барс? // Незави­симая газета. — 1996, 11 ноября.

22. Эшмент Б. проблемы русских Казахстана — этничность или политика? // Диаспоры. — М., 1999. — № 2­3. — С. 175.

23. Малинин Г.В., Дунаев В.Ю., Курганская В.Д., Нысанбаев А. Н. Теория и практика межэтнического и межкуль­турного взаимодействия в современном Казахстане. Учебное пособие для вузов. — Алма-Ата, 2002. — С. 138.

24. Статистический ежегодник Казахстана. 2000. — Алма­ты, 2000. — С. 98–99.

25. Лад. — 1999. — № 5–6. — С. 10.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

«Русский съезд». Научно-практическая конференция

Казахстан. Очерк с российской стороны

Россия и вызов восстановления общей идентичности в ближнем зарубежье

Мифологизаторство истории в Казахстане: политологический аспект проблемы

Казахстан и Россия: итоги

Взгляд на геополитику России из Казахстана

Конституции постсоветских государств с позиции обеспечения государственного суверенитета

Кириллица — на вязь?

Шагреневая кожа

Переселение русских в Россию

Вернуться на главную

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)