Что такое внутренняя эмиграция?

Внутренняя эмиграция — уклонение от участия в политической и общественной жизни государства; духовное отделение от государства; пассивная конфронтация с государственной системой, вызванная внутренним несогласием с господствующей идеологией, при невозможности это несогласие выразить. Является красивой метафорой аномии — своеобразного бегства от действительности, неучастия в делах государства и в жизни общества по тем правилам, которые заданы политический строем. Альтернативой внутренней эмиграции могут быть диссиденство, дистанционное партнерство (стремление найти способ сосуществования с режимом, при сохранении какой-то степени личной независимости), умеренное сотрудничество (в областях деятельности, наиболее идеологически нейтральных, напр., естественные науки), либо же настоящая эмиграция или, напротив, полное сотрудничество с государтвом.

Например, в письме А.Леонидова, опубликованном в журнале «Огонек» (1999 г., № 2), пишется о том, что внутренняя эмиграция появляется, когда мыслящему человеку надоедает, что государство считает его «быдлом».

Принято считать, что наличие в той или иной стране «внутренней эмиграции» является признаком авторитарного или тоталитарного режима, господствующего в данной стране.

История

Значение термина «внутренняя эмиграция» неоднократно изменялось в зависимости от контекста исторических событий. Так, Дельфина де Жирарден в 1838 году посвятила очерк «Внутренняя эмиграция» французским аристократам времен июльской монархии, видящим в Российской Империи страну с куда более «правильным» политическим порядком, чем в родной Франции.

В зарубежных источниках термин «внутренняя эмиграция» относится в первую очередь к группе немецкой творческой интеллигенции времен третьего рейха; его первое использование датируется 1933 годом, в письме немецкого писателя Франка Тисса директору департамента министерства пропаганды Германии.. В записках немецкого скульптора Эрнста Барлаха, датированных 1935 годом, этой метафорой описывается состояние, когда «преследования нацистов вынудили его стать эмигрантом в собственной стране»; в романе «Вулкан» (1939) Клауса Манна, «внутренними эмигрантами» называются все немецкие писатели, оставшиеся в Германии, но не принимающие нацистскую идеологию. Позже понятие «внутренней эмиграции» в немецкой критике было расширено с людей искусства на интеллигенцию и в целом население Германии, которое, хоть и не участвовало в антифашистском сопротивлении, не приняло нацистскую идеологию.

В России в сходном значении Герцен рассматривал идею «внутреннего отъезда»: «Мысль сосредоточиться в себе, оторвать пуповину, связующую нас с родиной, с современностью … является у людей после всякой неудачи, после каждой утраченной веры» («С того берега», 1851) В современной форме термин «внутренние эмигранты» применялся Троцким в книге «Литература и революция» (1923) для описания писателей, оставшихся в России, но разделяющих круг интересов с писателями-эмигрантами. В последующие несколько десятилетий термин «внутренние эмигранты» в СССР относился скорее к культурному полю, чем к политическому. Во «внутренней эмиграции» обвиняли Анну Ахматову и Мандельштама, а изданный в Нью-Йорке в 1956-м году «Словарь русской литературы» имел раздел «Внутренняя эмиграция», включающий Есенина и Пастернака.

В СССР

В советское время граждане, не разделявшие политического курса и идеологии СССР, выехать на постоянное место жительства в другие страны не могли. Разве что после тюремной или психиатрической отсидки, большого громкого скандала, который не удалось спрятать под ковром государственной машины. Диссиденты, вынужденные оставаться в родной стране и лишенные каких бы то ни было возможностей легально бороться за свои права и убеждения, уходили в так называемую внутреннюю эмиграцию.

В 70-е годы многие дворники и кочегары в столицах имели высшее образование, а некоторые — даже научные степени. В котельных и дворницких не проводились ленинские зачеты, общественно-политические аттестации и экзамены по марксизму-ленинизму. За эту относительную свободу граждане платили отказом от собственных карьерных амбиций и простого благосостояния. Таким образом несогласные старались свести к минимуму собственные контакты с государством, которое не только пренебрегало их интересами и убеждениями, но и репрессировало за них.

Примечания

Ссылки

  • Феномен внутренней эмиграции. Е.Иванова
  • Новая «внутренняя эмиграция» в России начала ХХI века — О. Ю. Маслов, «Независимое Аналитическое Обозрение»
  • Блеск и нищета внутренней эмиграции — С. Хоружий, «Знамя» 2002, № 8
  • Внутренняя эмиграция «немецких консерваторов» Михайловский А. В. // Космополис № 3 (13), осень 2005. С.117-130.

Литература

  • «Между двумя мирами. Комплекс эмигранта.» Е. Салганик // Изд.: Парад, 2004, 288 стр.; ISBN 5-7739-0020-3

В царстве, охваченном смутой, не живите. Когда в Поднебесной порядок, будьте на виду. Если нет порядка, скройтесь. (c) Конфуций

что такое внутренняя эмиграция

Это состояние уклонения от участия в политической и общественной жизни государства, духовное отделение от государства, пассивное противопоставление себя государственной системе, вызванное внутренним несогласием с господствующей идеологией, при невозможности это несогласие плодотворно выразить.

Явление давнее, но в полной мере не сформулированное.

Внутренняя эмиграция начинает особенно сильно проявляться во времена ужесточения и косности государства — а поскольку это состояние для России регулярное, то и явление каждый раз расцветает вновь, выражаясь в диссидентстве, хронической оппозиционности (никакого потакания тлетворному режиму!) и фактической, а не внутренней, эмиграции.

В чём выражается состояние — в ощущении себя чужим и обделённым. Ощущением отчаяния, страха и подавленности — словно кто-то украл Родину. Ощущением собственной инородности — и враждебности окружения.

А без Родины жить можно, но трудно. Дело в том, что с тем явлением, с которым человек ощущает себя тождественным — с государством, с народом, языком, культурой,

с тем, что он считает своей Родиной

— именно с этим явлением человек готов совершенствоваться, расти, стремиться созидать и улучшать мир, приносить радость, быть готовым на подвиги.

Но если есть конфликт между Я и обществом, если общество воспринимается врагом — о каком созидании может идти речь?

Чтобы сохранить Я и включается эффект внутренней эмиграции — человек приспосабливается к условиям, приучается проявлять себя в обществе максимально мало и незаметно — а вся его кипучая энергия устремляется внутрь себя, или внутрь малой, по сути подпольной общности.

По законам физики вся эта подавленная энергия не исчезает в никуда — она концентрируется. И ищет выхода.

Если этот выход удается перевести в творческое русло — энергия превращается в произведения искусства.

Если не удается — эта энергия перерастает в состояние перманентного бунта, и желание при любой возможности уколоть тех, кто воспринимается «обидчиком» — условный образ обывателя, «быдла», которого всё устраивает.

Чем дольше жизнь внутри кокона внутренней эмиграции — тем сильнее изоляция. И хуже связь с реальностью, с тем, что действительно происходит.

Происходит удивительный эффект — можно жить среди всех, ездить в общественном транспорте, каждый день с кем-то сталкиваться — и при этом не чувствовать действительных перемен и настроений.

Внутренняя эмиграция — как и фактическая, впрочем — это всегда травма. Это всегда вырывание из одной почвы — и зависание в воздухе. «Мы живем, под собой не чувствуя страны».

Где травма — там боль. Именно эта боль и ослепляет, толкает на совершенно бездумные порой поступки.

Особенность внутренней эмиграции в том, что внутри этого состояния есть ощущение, что идеал возможен — и то, что происходит сейчас — это временные трудности. В то время как драма в том, что «временные трудности» — это объективная реальность. А идеал не существовал — и не будет существовать.

Отсюда, например, эта часто существующая в России тяга построить другую, настоящую Россию — как правило при этом вдали от России фактической — русскую Америку, или — да-да, всё правильно — Новороссию.

Почему при этом Россия не строится там, где она есть? Да потому что мы же все знаем, как будет на самом деле, вне зависимости от прикрывающих это слов — любое благое дело завязнет в воровстве, кумовстве, пьянстве, лени, неуважении, предательстве. «Место пр

о клятое!» — как в том анекдоте про АвтоВАЗ.

Очень больно свою мечту, свой идеал, свой Город Солнца строить там, где его растащат со временем шакалы.

И это добавляет внутреннему мигранту еще боли — у него нет будущего, и он это ощущает. Есть прошлое — но на нём не проживешь.

Почему люди попадают в это состояние? Кто в него попадает? Есть ли возможность этого избежать? Это предугадать?

Попадают в него те, как правило, кто научается уважать себя — и которому становится тошным быть просто мясом в масштабе государства — а возможности выразить себя, реализоваться — в политике, бизнесе, науке — нет.

Еще, как это формулировал Герцен — «Мысль сосредоточиться в себе, оторвать пуповину, связующую нас с Родиной и современностью является у людей после всякой неудачи, после каждой утраченной веры».

что такое внутренняя эмиграция

Есть ли возможность предугадать? Достоверной нет. Хотя есть вышеуказанная зона риска. Те, у кого есть амбиции к самореализации.

Самый любимый вопрос «кто виноват?» таким людям неинтересен, но актуален другой — «что делать?». Как это исправить?

Ответ жёсткий, но если вы до сих пор дочитали, значит хотели его услышать — никак. Если вы стали внутренним мигрантом, ощущаете себя в этом — это никак не исправить.

Понимаете, в чём дело, нельзя отменить события прошлого — это уже произошло. Вы, как и я, уже внутренний мигрант. Это свершившийся факт.

Да, это травма. Да, это больно. Но это не инвалидность. Это, если хотите, такое испытание — и прошедший его выходит на другой уровень. А непрошедший валится глубоко — и это такая правда жизни, чем выше вырос, тем больнее падать. Цена взросления, ничего не поделать.

Как и любое, уже произошедшее событие, его необходимо признать и принять. Сделать частью себя.

Признаться — да, со мной это произошло. Да, я — внутренний эмигрант.

Если это принято, то оказывается, что из этого много путей — и даже очень много преимуществ, таких как осознанность и гибкость. А также большой творческий потенциал — потому что он прямо пропорционален растущим амбициям, которые и привели в это состояние.

Да, внутренняя эмиграция — это бегство. Но что мешает создать свою цель, ту точку, куда можно придти?

Если эмиграция всё равно фактически уже произошла — а она произошла — чего терять-то, кроме собственных цепей? «Час до смерти, да сгоревшего не жаль».

Как можно сгладить состояние внутреннего мигранта, продолжить из него путь?

Самый напрашивающийся путь — сделать внутреннюю миграцию внешней. Сменить социум — и начать многое сначала, но там, где комфортно, где есть внутреннее спокойствие, чувство согласия, убежденность в разделении базовых жизненных принципов с окружающими.

Это неизбежная травма и на какое-то время снижение привычного уровня комфорта — но без таких встрясок порой не обойтись. Особенно если успел заболотиться.

Это подходит тем, кто укоренен в человечестве, а не в стране или народе. И тем, кто реализуется через вненациональную профессию — замечали, наверное, но программисты всего мира, например, очень просто понимают друг друга — и ощутимо легко работают в команде, даже если только месяц назад каждый из них приехал совершенно из чуждой другому точки земного шара.

Если для кого-то этот путь не подходит — а люди бывают ведь разные, с разными ценностями и точками сборки, то есть путь, которым пользуюсь я — пока не смог сполна организовать вышеизложенный первый — путь шпиона. Умение жить с ощущением иностранца, находящегося в длительной командировке — тогда появляется беспристрастное отношение, всё происходящее в стране воспринимается с личностно-отстраненным интересом учёного-исследователя — «ага, вот оно как ещё у них бывает — любопытно!».

Это не идеальный путь, потому что он не предполагает укоренения в предмете исследования — та же Россия для меня является просто одной из стран, в которой мне любопытно быть, удобно и привычно жить, но с которой я не связываю далеко идущих планов — и, следовательно, не раскрываю свой потенциал в полной мере.

Самый малочисленный и благородный путь — путь революционера. Человека, который остается, и готов бороться за свои убеждения, рискуя собой.

Увы, при всей моей личной симпатии к таковым, я всё более и более разделяю уныние о бесперспективности этого.

Да, я знаю — историю творит не большинство, историю творит как раз таки меньшинство — но пример России очень уж какой-то назойливый — особенно после только что отгремевших выборов это заметно — люди в абсолютном большинстве, упорно, целенаправленно выбирают себе виртуальную Россию, а не настоящую. Россию, существующую только на телеэкранах, где отважные дикторы зычно рассказывают, про кольцо врагов, про то как мы все должны сплотиться и как бесконечно встаём с колен, воруя у соседей плохо закрепленные территории.

И тут мне всё более близок эмигрировавший Акунин: —

«Сегодня многие люди моего круга и образа мыслей думают и говорят об эмиграции. Они готовы бороться с правящим режимом за лучшую (в нашем представлении) жизнь, но не готовы бороться с восемьдесятсколькимитам процентами соотечественников, которым этот режим, судя по всему, нравится. Общее настроение в моей среде такое: «Ну и сидите с вашим Путиным. Когда поумнеете — звоните».
Кто-то готовится к эмиграции географической, кто-то — к экзистенциальной, тем более что советский опыт кухонной микросреды для своих еще не забылся.
Теперь лично про себя. Держит меня в России многое. Многое важно, многое нравится. У каждого из нас ведь своя Россия, правда? Если вы читали мои книжки и видели мои рекомендационные списки для чтения, то вы мою Россию себе представляете.
С путинской же Россией у меня нет точек соприкосновения, мне чуждо в ней всё. И находиться здесь в период всеобщего помутнения рассудка мне стало тяжело. Поэтому эмигрировать я, конечно, не намерен, но основную часть времени, пожалуй, начну проводить за пределами. Трезвому с пьяными в одном доме неуютно. Буду периодически навещать, смотреть, не заканчивается ли запой. А частью того, что называется Россия, я останусь, в этом смысле экспатриация уж точно невозможна. И Россия, которая является частью меня, тоже никуда не денется».

Можно, в принципе, вообще ничего не делать, но не советую. Тогда это состояние вас доконает — своим для «быдла» вы не станете, «быдло» своим для вас не станет уже тоже.

Это путь неудачника — ругать в интернете проклятый режим и ужасный народ, вновь не оправдавший ожидания интеллигенции, бухтеть о том, как всё плохо у нас и хорошо у них, радоваться любым отечественным неудачам и горевать при успехах — но ничего для себя по сути не делая. Это пустой путь.

Хотя, конечно, велик соблазн провалиться в это состояние жертвы и начать канючить — «а-а-а, всё плохо, всё ужасно, гипс снимают, клиент уезжает!». Но я себя одёргиваю и напоминаю, что это на самом деле. Вроде помогает.

Короче, панове и панночки, друзья и подруги, соотечественники и однопланетцы — многое удручает, но жизнь продолжается, кроме того, в всепланетном, цивилизационном смысле становится всё лучше и лучше — войн всё-таки меньше, границы всё прозрачнее (ну, за исключением, разумеется), жизнь интереснее, человек многограннее.

Многих из нас выкосило в ряды «мигрантов» — а со стороны государства массовая, подогреваемая истерия на тему «ну и вали в свою Израмерику!» вполне может считаться видом репрессий. Но спасибо, что пока хоть малокровно.

Тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не сглазить, потому что если со стороны государства будет попустительство и науськивание, то я, к величайшему сожалению, не сомневаюсь, что многие тут же ринутся составлять расстрельные списки и травить соседей — прав был эмигрант Довлатов, Сталин может и тот ещё мерзавец, но это действительно не он написал 4 миллиона доносов.

что такое внутренняя эмиграция

Жизнь продолжается, но — но если у кого-то есть интересное предложение на тему того, куда можно и стоит свалить — делитесь соображениями, мой почтовый ящик на сей запрос открыт 24 часа в сутки. А чемоданы я умею паковать быстро.

P.S. Да, для комментирующих — любая попытка наговорить кому бы то ни было по этой теме гадостей, закончится, напоминаю, бесславно. Это так, на всякий случай.

Я как-то отметил для себя, что есть лишь несколько черт характера, которые способны полностью разрушить вашу собственную жизнь и сделать существование рядом с вами совершенно не выносимым. Это, в порядке очерёдности:

1) 100% эгоизм, когда человек, очевидно, считает себя гораздо умнее, хитрее и изворотливее других.

2) Как следствие первого, вездесущая страсть к халяве, постоянные поиски каких-то читов или шорткатов.

3) Как следствие второго, совершенное отсутствие common sense, не способность видеть то, что тебя окружает, и думать, хоть немного, о завтрашнем дне.

4) Как следствие третьего, пофигизм, возведённый чуть ли не в ранг официальной религии.

Эти вещи попросту выбешивают. Когда затопило Крымск прошлым летом, куча народа погибла просто потому, что жила возле реки, которую не расчищали годами. Казалось бы, живёшь в таком месте, знаешь, что может смыть, ну сделай что-нибудь. Русло расчисти, канаву прокопай, дом на сваи подними. Уедь от туда, в конце-то концов. Твоя же жизнь, не чья нибудь. Пофиг. Живут одним днём, а там — будь что будет. Пока гром не грянет, как говорится. Сейчас вот, к примеру, кремлежулики дербанят пенсионный фонд. Люди, ау, это ваша пенсия, между прочим. На что в старости существовать собираетесь? Будете работать до самой смерти? Детишкам на шею сядете (если они у вас, конечно, есть)? «Как нибудь выкрутимся!» — говорите? Вот, это самое оно и есть.

Каждый, ведь, ищет шорткаты. Особенно хорошо это проявляется на дорогах. Сэкономил ты, к примеру, 10 минут пути на машине, подрезав всех, кого можно, переехав на красный свет светофора и едва не сбив пару бабок на переходе? Ах, какой молодец! И не важно, что ты тем самым создал аварийную ситуацию, и из за тебя ленинградка стояла 2 часа, пока менты через пробку пробирались к месту аварии. Менты остановили за не пристёгнутый ремень и 1,5 промиле в крови? Дал им сотенку, что у тебя в паспорте заначена на такой случай, вот и отцепились, гады. Не важно, что завтра ты пьяным въедешь в камаз, тебя парализует и твоя семья останется без средств существования вообще.

Или, вот, сыночек-лоботряс, любимый, учился плохо (и в кого он только такой пошёл?) Не беда, занёс знакомому ректору, тот сыночка устроил в университет. Не важно, что это место не досталось талантливому парню, который мог бы действительно сделать что-то новое. Главное, что сыночек в порядке, устроен и от армии откосил. Выпил вчера, на работу идти стрёмно, дал знакомому врачу на лапу, получил справку, сидишь дома, опохмеляешся. Деньги кончились? Взял кредит, заложив квартиру и откатив, при этом, 30% клерку в банке, что бы закрыли глаза на негативную кредитную историю. Потом, как-нибудь, рассчитаешся, ты же умный!

Примеры можно генерировать до бесконечности. Слишком хитрые и самоуверенные с одной стороны и, не способные, на самом деле, задуматься о себе и о других, с другой, такие люди создают питательную среду для любого социального вируса, будь то какая-то мелкая афёра, вроде пирамиды или какое-нибудь континентальное зло вроде гражданской войны или революции. Они — пища всех аферистов мира, поскольку обмануть такого человека проще простого. Не способный критически осмыслить собственные действия, он будет верить всему, достаточно лишь говорить ему слова в правильной последовательности.

Даже когда такие люди пытаются свалить, они делают ровно тоже самое. «Добрый день, я девушка 25 лет, гуманитарий, у меня есть муж, двое детей, собака и фикус. Подскажите, как свалить! И куда? И хватит ли нам 30 тысяч долларов на всё-про-всё, включая прививки для собаки?» — Знакомо? Вы, что, правду думаете, что эмиграция, это какой-то чит, про который можно прочесть в интернете? Ну типо «Не могу пройти третью комнату в Принце Оф Персия, подскажите, как пройти?» И в ответ «Дёрни, деточка, за факел на стене, откроется дверца, залезь на стену и спрыгни на стражника». Что самое интересное, такие люди иногда даже с успехом уезжают, но потом, вдоволь нахлебавшись последствий своих необдуманных поступков, возвращаются назад, после чего начинают на всех форумах учить соотечественников о том, как «плохо жить за границей» и как «вас там никто не ждёт».

Это психология раба, а не свободного человека. Психология зависимого, который гордится своей зависимостью, создаёт из неё философию и превращает её в самоцель. Вы знаете, что раба нельзя освободить насильно? Он, либо, освобождается сам, либо его удел — погибнуть в пустыне, на пути к земле обетованной. Не быть рабом, это, в первую очередь, означает — взять ответственность за свою судьбу и свою жизнь. Не ждать. Действовать.

Люди просто не осознают, что любой успех есть, прежде всего, следствие напряжённой работы. Ну за исключением призрачного шанса выиграть деньги в лотерею, как утешение всем неудачникам мира. Есть лишь один способ «вывезти деревню из себя», это измениться самому. Не «тогда, когда мы будем жить где-нибудь в Мадриде». А прямо сейчас. Внутренняя эмиграция, так сказать. Начать немного думать.

Простой пример — с бычками во дворе. Вот живёте вы, вокруг вас, простите, срач. Мусор, пакеты какие-то. Можно обвинять дворников, ЖЭК, партию власти, американцев, кровавую гебню и Путина лично. Количество мусор во дворе, от этого, никак не уменьшится, но на душе будет легче. Проверено миллионами жителей этих самых дворов. А можно встать и убрать. Всё зависит от того, хотите ли вы жить там, где замусорено или там, где чисто. И согласны ли вы сделать хоть что-то, что бы жить там, где чисто. Собраться и ухать, если другие способы исчерпаны.

Внутренняя эмиграция — уклонение от участия в политической и общественной жизни государства; духовное отделение от государства; пассивная конфронтация с государственной системой, вызванная внутренним несогласием с господствующей идеологией, при невозможности это несогласие выразить. Является метафорой аномии — своеобразного бегства от действительности, неучастия в делах государства и в жизни общества по тем правилам, которые заданы политическим строем. Альтернативой внутренней эмиграции могут быть диссидентство, дистанционное партнерство (стремление найти способ сосуществования с режимом, при сохранении какой-то степени личной независимости), умеренное сотрудничество (в областях деятельности, наиболее идеологически нейтральных, например, естественные науки), либо же настоящая эмиграция или, напротив, полное сотрудничество с государством.

Например, в письме А. Леонидова, опубликованном в журнале «Огонёк» (1999 г., № 2), пишется о том, что внутренняя эмиграция появляется, когда мыслящему человеку надоедает, что государство считает его «быдлом».

Принято считать, что наличие в той или иной стране «внутренней эмиграции» является признаком авторитарного или тоталитарного режима, господствующего в данной стране.

Спорный термин.

История

Значение термина «внутренняя эмиграция» неоднократно изменялось в зависимости от контекста исторических событий. Так, Дельфина де Жирарден в 1838 году посвятила очерк «Внутренняя эмиграция» французским аристократам времен июльской монархии, видящим в Российской Империи страну с куда более «правильным» политическим порядком, чем в родной Франции.

Российская империя

В России в сходном значении Герцен рассматривал идею «внутреннего отъезда»: «Мысль сосредоточиться в себе, оторвать пуповину, связующую нас с родиной, с современностью … является у людей после всякой неудачи, после каждой утраченной веры» («С того берега», 1851).

СССР

В современной форме термин «внутренние эмигранты» применялся Троцким в книге «Литература и революция» (1923) для описания писателей, оставшихся в России, но разделяющих круг интересов с писателями-эмигрантами. В последующие несколько десятилетий термин «внутренние эмигранты» в СССР относился скорее к культурному полю, чем к политическому. Во «внутренней эмиграции» обвиняли Анну Ахматову, а изданный в Нью-Йорке в 1956-м году «Словарь русской литературы» имел раздел «Внутренняя эмиграция», включающий Есенина и Пастернака.

В советское время граждане, не разделявшие политического курса и идеологии СССР, выехать на постоянное место жительства в другие страны не могли. Разве что после тюремной или психиатрической отсидки, большого громкого скандала, который не удалось спрятать под ковром государственной машины. Диссиденты, вынужденные оставаться в родной стране и лишенные каких бы то ни было возможностей легально бороться за свои права и убеждения, уходили в так называемую внутреннюю эмиграцию, которая стала масштабным явлением в «период застоя», после закрытия в 1968 году (см. Ввод войск в Чехословакию (1968)) полемики о социализме с человеческим лицом.

В 1970-е годы многие дворники и кочегары в столицах имели высшее образование, а некоторые — даже учёные степени. В котельных и дворницких не проводились ленинские зачёты, общественно-политические аттестации и экзамены по марксизму-ленинизму. За эту относительную свободу граждане платили отказом от собственных карьерных амбиций и простого благосостояния. Таким образом несогласные старались свести к минимуму собственные контакты с государством, которое не только пренебрегало их интересами и убеждениями, но и репрессировало их. Именно так на исходе 1970-х годов появились первые дауншифтеры отечественной истории — так называемое «поколение дворников и сторожей». Работая лифтёром, опубликовала несколько десятков научных работ известный ученый-антиковед Нина Брагинская. Именно в 1970-е окончательно оформляются две параллельные культуры, которые всё меньше соприкасаются, — официальная и подпольная.

Деятели внутренней эмиграции

  • Серапионовы братья
  • Анна Ахматова
  • Борис Пастернак
  • Эмма Герштейн
  • Художники-нонконформисты:
    • Фёдор Платов
    • Виктор Фёдоров
    • Сергей Гета
  • Сергей Довлатов (1972—1978)
  • Поэты Малой Садовой

Третий Рейх

Вне контекста СССР термин «внутренняя эмиграция» относится в первую очередь к группе немецкой творческой интеллигенции времен третьего рейха; его первое использование датируется 1933 годом, в письме немецкого писателя Франка Тисса директору департамента министерства пропаганды Германии. В записках немецкого скульптора Эрнста Барлаха, датированных 1935 годом, этой метафорой описывается состояние, когда «преследования нацистов вынудили его стать эмигрантом в собственной стране»; в романе «Вулкан» (1939) Клауса Манна, «внутренними эмигрантами» называются все немецкие писатели, оставшиеся в Германии, но не принимающие нацистскую идеологию.

Позже понятие «внутренней эмиграции» в немецкой критике было расширено с людей искусства на интеллигенцию и в целом население Германии, которое, хоть и не участвовало в антифашистском сопротивлении, не приняло нацистскую идеологию.

Деятели внутренней эмиграции

  • Андрес, Штефан
  • Барлах, Эрнст
  • Бергенгрюн, Вернер
  • Georg Britting (нем.)
  • Hans Carossa (нем.)
  • Albrecht Goes (нем.)
  • Хух, Рикарда
  • Юнгер, Эрнст
  • Казак, Герман
  • Кестнер, Эрих
  • Кёппен, Эдлеф
  • Gertrud von Le Fort (нем.)
  • Лёрке, Оскар
  • Маммен, Жанна
  • Ernst Penzoldt (нем.)
  • Herbert Spangenberg (нем.)
  • Georg Alfred Stockburger (нем.)
  • Вихерт, Эрнст
  • Ehm Welk (нем.)

Современность

Некоторые эксперты говорят о наличии внутренней эмиграции в постсоветской России. В 2016 году вышла песня «Во внутренней эмиграции» Васи Обломова.

Китайский художник Ай Вэйвэй называл себя «внутренним эмигрантом» (2011), хотя его гражданская позиция скорее попадает под определение диссидентства. В 2015 году отправился уже в настоящую эмиграцию, проживает в Берлине.

См. также

  • Эскапизм

Примечания

  1. Красильников С. А. Феномен и природа конформизма российской интеллигенции в XX веке / С. А. Красильников // Известия Уральского государственного университета. — 1998. — № 8 — С. 81—85.
  2. ↑ Grenville, Anthony (August 2012). “Thomas Mann and the ’inner emigration’”. The Association of Jewish Refugees. Проверено 2018-05-11.
  3. ↑ Построение собственного образа: русские и французские варианты
  4. Душенко К. Цитаты из русской истории. (Гл. «Троцкий», стр. 89) // М.: Эксмо, 2005. ISBN 5-699-12902-2
  5. Иванова Е. Феномен внутренней эмиграции. Архивная копия от 3 января 2010 на Wayback Machine
  6. ↑ С чуждых позиций — Вопросы литературы, № 6, 1958, C. 244—247
  7. Андрей Веселов, Константин Грачёв, Евгений Гусятинский, Саша Денисова, Виктор Дятликович, Наталья Зайцева, Дмитрий Карцев, Василий Корецкий, Константин Мильчин, Екатерина Нагибина, Филипп Чапковский. Застой: что это было. Чем время позднего Путина будет отличаться от времени позднего Брежнева // Русский Репортёр. — М.: ЗАО «Группа Эксперт», 2011 (3—10 ноября). — № 43 (221). — С. 26.
  8. ↑ Всесоюзный пересмотр – Weekend – Коммерсантъ
  9. ↑ Край экспрессионистов – Weekend – Коммерсантъ
  10. ↑ «Выставка »Розовое вино» посвящена любви» – Коммерсантъ FM – Коммерсантъ
  11. ↑ «Экранизировать Довлатова — это тупик» – Огонек № 6 (5502) от 19.02.2018
  12. ↑ Творчество писателей-антифашистов в Германии в годы нацизма. — автореферат докторской диссертации
  13. Ralf Schnell: Geschichte der deutschsprachigen Literatur seit 1945. 2., überarb. und erw. Aufl. Stuttgart, Metzler, 2003. S. 68.
  14. Wolfgang Beutin : Deutsche Literaturgeschichte. Von den Anfängen bis zur Gegenwart. 5., überarb. Aufl. Stuttgart, Metzler, 1994. S. 394.
  15. ↑ Helmuth Kiesel zitiert nach der Rezension von Reinhard Mehring in: Historische Literatur. Band 5, 2007, Heft 4, S. 234. PDF.
  16. ↑ Hans Sarkowicz, Alf Mentzer: Literatur in Nazi-Deutschland. Ein biografisches Lexikon. Erweiterte Neuausgabe. Europa-Verlag, Hamburg/Wien 2002, ISBN 3-203-82030-7, S. 252—255.
    Kasack benutzte den Ausdruck «Emigranten im Innern» bereits am 26. Juni 1933 in seinem Tagebuch (vgl. ebda., S. 253) und kann damit als originärer Vertreter der Inneren Emigration gewertet werden.
  17. ↑ Jutta Vinzent: Edlef Köppen — Schriftsteller zwischen den Fronten: Ein literaturhistorischer Beitrag zu Expressionismus, Neuer Sachlichkeit und Innerer Emigration, mit Edition, Werk- und Nachlassverzeichnis. Iudicum Verlag, München 1997, ISBN 978-3891294642.
  18. ↑ Jörg Thunecke: ‚Die Jahre des Unheils‘: Der innere Emigrant Oskar Loerke in seinen Tagebüchern und nachgelassenen Gedichten. In: Marcin Gołaszewski, Magdalena Kardach, Leonore Krenzlin (Hrsg.): Zwischen Innerer Emigration und Exil. Deutschsprachige Schriftsteller 1933—1945. De Gruyter, Berlin/Boston 2016, S. 65-82.
  19. ↑ Horst Dieter Schlosser (Hrsg.): dtv-Atlas zur deutschen Literatur. Tafeln und Texte. Deutscher Taschenbuch Verlag, München 1994 (6. Auflage; Erstauflage 1983), ISBN 3-423-03219-7, S. 260 f.
  20. Маслов О. Ю. Новая «внутренняя эмиграция» в России начала XXI века, «Независимое Аналитическое Обозрение»
  21. ↑ Чемодан, вокзал, Европа – Огонек № 9 (5167) от 07.03.2011
  22. ↑ Остров Лайк – Власть – Коммерсантъ
  23. ↑ В Москве появился «Вечный город» – Культура – Коммерсантъ
  24. ↑ Хаз барагаз. Краткий курс внутренней эмиграции – Владислав Моисеев – Как жить – Материалы сайта – Сноб
  25. ↑ Семечки свободы – Weekend – Коммерсантъ

Литература

  • Иванова Е. Феномен внутренней эмиграции.
  • Михайловский А. В. Внутренняя эмиграция «немецких консерваторов» (недоступная ссылка) // Космополис № 3 (13), осень 2005. С.117—130.
  • Салганик Е. Между двумя мирами. Комплекс эмигранта. // Изд.: Парад, 2004, 288 стр.; ISBN 5-7739-0020-3
  • Хоружий С. Блеск и нищета внутренней эмиграции // Знамя № 8, 2002.

Эта страница в последний раз была отредактирована 31 декабря 2018 в 21:54.