Что такое транзитная страна?

Государство транзита — Государство, через которое соответствующее лицо проезжает при следовании в государство работы по найму или из государства работы по найму в государство происхождения или государство обычного проживания (ст. 6(с) Международной конвенции о защите… …   Международное миграционное право: глоссарий терминов

Третья страна — Страна, не являющаяся страной происхождения человека. см. также страна назначения, страна происхождения, принимающая страна, государство происхождения, государ …   Международное миграционное право: глоссарий терминов

государство транзита отходов — Любая страна, не являющаяся государством экспорта или импорта, через которую планируется или осуществляется перевозка опасных или других отходов. Тематики ресурсосбережение, обращение с отходами …   Справочник технического переводчика

государство транзита отходов — 7.16 государство транзита отходов: Любая страна, не являющаяся государством экспорта или импорта, через которую планируется или осуществляется перевозка опасных или других отходов. Источник: ГОСТ 30772 2001: Ресурсосбережение. Обращение с… …   Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

Мозамбик (страна в Африке) — Мозамбик (Mozambique), страна на Ю. В. Африки. Граничит на С. с Танзанией, на Ю. З. с ЮАР и Свазилендом, на З. с Малави, Замбией и Южной Родезией. На В. омывается Индийским океаном. Площадь 783 тыс. км2. Население 8,5 млн. чел. (1972, оценка).… …   Большая советская энциклопедия

Визовые требования для граждан Украины — совокупность установленных правил стран мира, регламентирующих допуск на свою территорию граждан Украины. Основным документом, позволяющим пересечь государственную границу иностранного государства, является виза. Путем заключения международных… …   Википедия

Визовые требования для граждан России — Режим легального въезда граждан России на территорию иностранных государств определяется властями соответствующих государств. Основным документом, позволяющим пересечь государственную границу иностранного государства, является виза.… …   Википедия

Импорт — (Import) Понятие импорта, импорт товаров, лицензирование импорта Информация о понятии импорта, импорт товаров, лицензирование импорта Содержание Содержание Косвенный импорт Параллельный импорт Лицензирование импорта товаров Основы… …   Энциклопедия инвестора

Уголовное преследование Юлии Тимошенко во время президентства Януковича — В этой статье описываются текущие события. Информация может быстро меняться по мере развития события. Вы просматриваете статью в версии от 23:59 25 декабря 2012 (UTC). ( …   Википедия

Энергетическая хартия — уходит корнями в политическую инициативу, возникшую в начале 1990 х годов в Европе, в то время, когда конец холодной войны предоставил беспрецедентную возможность преодолеть прежнее экономическое разделение европейского континента. В мире… …   Википедия

Делая заказы в интернет-магазине Джум, многие покупатели стремятся отслеживать посылку, чтобы точно знать ее местоположение и примерный срок прибытия. Если трекинг осуществляются с помощью специальных интернет-ресурсов, вы сможете не только уточнить, где сейчас находится заказ, но и узнать историю его передвижения. При этом у некоторых покупателей остается вопрос: что такое страна транзита, на Joom вы можете столкнуться с данным понятием при отслеживании посылки.

Как известно, все бандероли на Джум доставляются абсолютно бесплатно из Китая в Россию, Беларусь, Украину и другие страны. Это значит, что в цену товара уже заложена стоимость доставки, которая может осуществляться разными путями. В КНР работают крупные почтовые компании и мелкие перевозчики, самостоятельно разрабатывающие логистическую схему. Страна транзита в данном случае определяется с учетом минимальных расходов, при этом не всегда принимают во внимание сроки доставки, которые на Joom могут составлять максимум 75 дней.

Что такое страна транзита на Джуме: расшифровка статуса посылки?

После того, как продавец оформил заказ и передал в интернет-магазин трек-номер, вы можете вести отслеживание товара. В статусе посылки может значится такой пункт, как «Транзит в стране назначения». Что означает данное понятие? Чтобы получить на него ответ, нужно разобраться, каким способом посылка добирается до покупателя.

Слово «транзит» означает прохождение, движение через определенную территорию. После того, как товар был оформлен у поставщика, он передвигается по территории Китая автомобильным транспортом до крупных портов или аэропортов. Внутри страны данную функцию осуществляет Почта Китая или другие перевозчики, что отображается в статусе заказа. Что такое страна транзита на Joom в данном случае? Речь идет о том, что посылка пока не покинула территорию КНР, не прошла таможню и только начала движения к получателю.

Далее заказ проходит таможенную очистку, проверку необходимых документов и может доставляется через соседние государства. Движение отслеживается во всех международных посылках с помощью специальных сервисов, где проводится их регистрация. Конечным пунктом назначения является место проживания получателя. Статус «Транзит в стране назначения» означает, что посылка прибыла на территорию России или другого государства, где будет доставлена на почту для вручения покупателю.

Как страна транзита влияет на цену доставки посылок с Joom?

Интернет-магазин Джум предлагает самый лучший сервис для своих покупателей: несколько миллионов товаров с описания на русском языке и ценами, указанными в рублях (белорусских рублях, гривнах), скидки до 95 процентов, распродажи и акции. Доставка всегда осуществляется бесплатно, поэтому, уточняя, что такое страна транзита на Joom, вам не нужно беспокоиться об удорожании заказа. Этот пункт никак не влияет на цену товаров, позволяющую делать самые экономные покупки для всей семьи.

У этого термина существуют и другие значения, см.

Транзит

.

Транзи́т (от лат. transitus — «прохождение, переход», также проследование) — на транспорте, перевозка груза и пассажиров из одного места в другое через промежуточные территории, например, международный транзит — это перевозка между двумя странами через территорию третьей, «транзитной», страны.

На железнодорожном транспорте транзит может обозначать:

  1. транзит железной дороги — перевозку пассажиров и грузов, при которой станции отправления и назначения находятся за пределами железной дороги, по которой проходит транзит;
  2. перевозку грузов без перегрузки на промежуточных станциях;
  3. перевозку «транзитных» пассажиров с пересадкой на промежуточной станции. Этот же смысл употребляется и при авиаперезоках.

Таможенный транзит — таможенная процедура, при которой происходит транзит товаров по территории страны между двумя таможенными органами. При соблюдении процедуры товар не облагается пошлинами и не подлежит нетарифному регулированию.

Транзитный город — это промежуточный населённый пункт, через который идёт товар к получателю.

Примечания

  1. Транзит — статья из Большой советской энциклопедии. 
  2. ↑ Транзит // Самойлов К. И. Морской словарь. — М.-Л.: Государственное Военно-морское Издательство НКВМФ Союза ССР, 1941
  3. ↑ Транзит железной дороги // Большой экономический словарь. — М.: Институт новой экономики. А. Н. Азрилиян. 1997.
  4. Транзит // Словарь Ожегова
  5. ↑ Транзит товаров // Энциклопедия российского и международного налогообложения. — М.: Юристъ. А. В. Толкушкин. 2003.

Литература

  • Международный транзит // Экономика и право: словарь-справочник. — М.: Вуз и школа, 2004.
  • Федорченко Е.А. О дефинициях терминов таможенного дела // Вестник Российской таможенной академии. 2009. № 2. С. 90 — 96.

Автор: Кушнер Борис Анисимович

Борис Кушнер

Транзитная страна

   Есть страны, в которых вы никогда не были. Ваша нога не ступала на их почву. Двери их жилищ, их общественных зданий никогда не открывались гостеприимно перед вами. И все же вы видели их. Вглядывались в их лица — свежие и улыбающиеся весною и задумчиво морщинистые в осенние, дождем завуаленные дни. Вы окидывали пристальным и любознательным взглядом поля этих стран, их холмы и равнины от горизонта до горизонта. Пытались как можно глубже проникнуть взглядом в тень их лесов. Следили глазами, как извиваются ленты рек и как пробегают, петлясь и разветвляясь, дороги. Удивлялись кубической серости каменных городов. В длинных улицах — скользящих, уходящих, отворачивающих в сторону, как молочные лучи маяков, ловили таинственный облик невидимых человеческих жизней. И в чуждом облике мерцающих вещей старались угадать черты чужого быта.    Есть страны — вы их видели и рассматривали наяву, в упор и все же вы никогда не были в них.    Это страны транзитные.    Проезжаешь такую страну из конца в конец, от границы к границе. Таишь лихорадку напряженного интереса. Глядишь, не отрываясь в окна вагона… Мелькнут километры, пройдут часы — в проскользнувшей стране ты никогда не гостил, но звон ее, ее краски успел схватить и навсегда закрепил в памяти ее своеобразный вид.    О таких странах охотно потом вспоминаешь. Приятно рассказать с воодушевлением, слегка волнуясь, что успел подсмотреть украдкой у пространства и времени сквозь зеркальные стекла сквозного поезда.    Неоднократно приходилось проезжать транзитом через Голландию. И каждый раз по всей стране голландской бывал день стирки белья. Выстиранные цветные ткани, белое полотно развешивалось для просушки всюду, куда глаз хватал. Как обычным, древним способом — на протянутых, куда попало, веревках, так и способом усовершенствованным, специально голландским — на особых вертикальных рамах. И солнце выходило и светило исправно каждый день, когда мне случалось проезжать мимо. От белья и от солнца становилось весело. Если бы я был помоложе и если бы советские обязанности не вынуждали к солидной благопристойности, ушел бы в самый конец длинного поезда, на открытую площадку последнего вагона и там орал бы на всю Голландию свои русские советские вольные песни, заглушая ими грохот интернационально-капиталистического поезда.    Должно быть голландским железнодорожникам белье и солнце тоже весельем ударили в голову, когда они сооружали свои паровозы. Паровозы вышли веселенькие. Вся арматура из желтой меди, колпак над парособирателем весь медный, как пожарная каска; на раме медные украшения и даже на трубе пояски и широкие карнизы из сверкающей, жарко начищенной латуни. Прямо — тульский самовар.    Вокзалы чистые, тихие… Перроны выложены кирпичом, как паркетом. Они длинны и тенисты, как старые, заботливо подметенные липовые аллеи.    Вдоль полотна железной дороги на протяжении многих километров бежит шоссе, тоже вымощенное кирпичом, поставленным на ребро, и такое же чистое, как и свеже вымытый вокзальный перрон. Женщины проходят в белых головных уборах из туго накрахмаленного полотна с многочисленными, во все стороны торчащими концами. В праздничных случаях головные уборы бывают из настоящих брабантских кружев, также туго накрахмаленных. К вискам прикалывают длинные золотые спирали или прямоугольные блестящие щитки. В таком уборе каждая женщина похожа издали на большой, только что распустившийся белоснежный цветок. Нечто вроде исполинской чайной розы.    Голландские домики из темного и блестящего кирпича прикрывают сияющие стекла своих окон самыми яркими и задорными ставнями на свете. Красные и желтые ромбы и кубы огнем горят на зеленом, на синем, всегда теплом и сочном фоне. Каждая ставня — живопись. Сараи, амбары и всякого рода служебные постройки выкрашены, совсем неожиданно, в матовый черный цвет с белыми ободками вокруг окон и дверей. Чинно строго и чисто. Пожалуй, еще более живописно, чем яркие пятна ставень.    Земля голландская похожа на биллиардный стол — зеленая, плоская и ровная, как будто ее устанавливали и ровняли по ватерпасу.    По ровной поверхности, по гладким дорогам все население Голландии ездит на велосипедах. Мужчины и женщины, подростки и даже малые дети. При незначительных расстояниях и прекрасных мостовых велосипед с успехом заменяет здесь по части легкового извоза и лошадь и автомобиль. К тому же, я думаю, никто никогда не видал, чтобы голландец куда-либо спешил или торопился.    Голландия развивалась постепенно, складно и гармонично. Это видно по внешнему облику страны. В маленькой Голландии нет больших вещей. Города очень многочисленны, но каждый из них сам по себе не слишком велик. Промышленность Голландии достигла высокой степени развития, хотя и работает вся сплошь на привозном сырье. Кроме особо развитой пищевой промышленности, есть и текстильная и металлическая. Вы, однако, нигде не увидите тяжкие громады промышленных колоссов, подавляющих землю и туманящих небеса. Фабричные предприятия Голландии проплывают мимо летящего на полной транзитной скорости поезда в виде небольших зданий, назначение которых можно по внешнему виду разгадать на расстоянии многих километров. Часто попадаются маргариновые фабрики. Маргарин — голландское изобретение, чуть ли не единственное производство, для которого в стране имеется, кроме привозного, так же и некоторое количество собственного сырья. Маргарин — это льняное масло, обработанное водородом, а лен с незапамятных времен с успехом культивируется в Голландии. Когда-то Голландия первая научилась вырабатывать тонкое льняное полотно и была самой текстильной страной в мире. Теперь ей приходится удовлетворяться ролью — самой маргариновой. Впрочем, дело это выгодное.    Среди фабричных корпусов, видных из окна транзитного поезда, старые здания встречаются редко. По большей части, все новые — широкосветные, многооконные, беструбные, лишь тонкой нитью электрического кабеля привязанные к пробегающей по соседству линии электропередачи. У наружной стены этих голландски свежих, голландски чистых, голландски приветливых корпусов совсем патриархально длинными рядами вытянулись стойки. Как стальные пони в яслях, стоят в них разнокалиберные велосипеды. Все поголовно рабочие и служащие пользуются этим видом транспорта.    Кому доводилось весной в соответствующее время проезжать по южной части Голландии, тот видел пейзажи редкостные и незабываемые. По обе стороны от железнодорожного полотна правильными прямоугольниками и многоугольниками до самого горизонта разостланы нежнейшие и ярчайшие персидские ковры, величиной по несколько десятин каждый. Это цветочные поля Голландии. Здесь выращиваются желтые и красные тюльпаны, левкои, белые и синие ирисы и много разных других цветочных пород. Наименования их не могут быть известны случайному и непосвященному путнику. Отсюда цветы эти в живом виде и в виде семян и луковиц расходятся по всему миру. Но кто поверит, что эту благоухающую и яркоцветную нежность родит и производит мореходная, просмоленная туманная и суровая Голландия? Никто не поверит. Голландское производство сбывается всюду под наименованием «цветы из Ниццы».    Богат и прекрасен Северный Брабант.    Прогрохотав мимо уютного тихого маленького городишки с пышным именем Долины Роз — Роозендаэль, поезд влетает в ту удивительную область, которая заключена между устьями великих западно-европейских рек — Рейна, Мааса и Шельды. Она называется Зеландией, что значит — Морская Страна. Ни один клочок земли на свете не оправдывает в такой степени своего названия, как эта голландская провинция. Каждый из мощных орошающих ее потоков образует здесь гигантскую дельту, и все три дельты слились вместе, вплелись одна в другую. Земля здесь не в силах больше выдержать тяжести воды. Она склоняется, опускается к морю. И терпеливое, пенное Северное море, с своей стороны, обильно орошает и заливает эту землю, и без того уж всю сплошь залитую и пропитанную влагой. Это та самая страна, про которую каждый с сомнением и недоверием учил в школе, что обширные прибрежные пространства ее расположены ниже уровня моря.    По обе стороны трех слившихся широкорукавных и глубоководных дельт расположены два крупнейших и значительнейших в Западной Европе порта — огромный Антверпен и быстро растущий и развивающийся Роттердам.    Поезда, идущие на Хок-ван-Холлянд, останавливаются в Роттердаме. Но приходят они туда не за долго до полуночи. Полночь же в Голландии это то же почти, что полночь в открытом море. Не видать ни зги. Нет ни голоса человеческого, ни света. Лишь волнуют случайные, таинственно проплывающие огни, да свистит и бормочет морской ветер. Да крепкий в этот час соленый запах моря томит и нежит. Хочется спать и мечтать и сделать что-нибудь такое, совсем необычайное. По части ощущения — недостатка нет в Голландии в полночь, но рассмотреть в ее крепком мраке в это время ничего нельзя. Качаясь, пьяный от ветра, от ночи, от скорости мчится твой вагон. За окном устья Рейна и Мааса — неведомые в мореходной своей широте. И порт Роттердам раскинулся, живой, полноводный, полносильный, сосущий, как и брат его Антверпен, тяжкие грузы железом, сталью и углем из Рура и Вестфалии. Все это тут за окном и все абсолютно невидное. С тем и отъезжаешь.    Но если, товарищ, тебе удастся обойти суровый транзитный обычай и ты пересечешь страну от Ольденцааль до Роттердама не в ночное время, а днем, то ты будешь иметь возможность провести поучительнейшую параллель между провинцией Южная Голландия и провинцией Северный Брабант. Обе они свободно улягутся не только на территории нашего уезда, им хватит места и в пределах хорошей укрупненной волости, но разница между ними более разительна, и ярка, чем у нас между двумя губерниями, отстоящими друг от друга на тысячи верст. Цветущий, ярко-красочный, сверкающий — чистый Брабант вплотную прижимает свои плодородные зеленеющие огороды и нивы к унылым пустопорожним землям, вечно алым вересковым полям и бесплодным дюнам провинции Южная Голландия, которая, кстати сказать, лежит к северу от Северного Брабанта. Конечно, дюны здесь лишены возможности пересыпать свои тонкие пески. На них накинут плотный темнозеленый бархатный ковер совсем молодого, густыми и правильными рядами засаженного ельника. Разумеется, неудобные земли кое-где уступают место влажным и на диво плодородным польдерам — высушенным болотам. Основными тонами пейзажа остаются все же — алый вереск, темная хвоя и бурый лишай.    И так до самого Роттердама.    Из всех европейских портов с мировым грузооборотом — Роттердам самый молодой и самый грязный. Он стал развиваться и расти только лишь в первой половине прошлого века, после отделения Бельгии, когда голландцы установили высокую пошлину за проход судов через устье Шельды и тем парализовали Антверпен и отвлекли большую часть его торговли и транзита на Роттердам. Во второй половине века стала бурно развиваться тяжелая германская промышленность в Саарской области и на Рейне. С этого времени работы хватало для обоих. Теперь оба порта почти равны по величине и более чем когда-либо соперничают друг с другом.    По части грязи Роттердам вне конкуренции. Удивительнее всего, что грязен здесь даже не порт, а сам город. И чем дальше улицы от портового района, тем грязнее. Город вовсе не старинный, но устроен почему-то так, что между несколькими широкими улицами — бульварами расположена густая и неправильная сеть кривых и малых улиц. Некоторые из них до того узки, что по ним возможно только пешеходное движение — никакая упряжка не пройдет насквозь. Зловоние, грязь и грязные ребятишки одинаковы на широких и на узких улицах.    Порт, расположенный на двух рукавах Мааса, обтекающих длинный веретенообразный остров, громаден, очень живописен и исключительно богат сложным механическим оборудованием. Через реку, через каналы и бассейны множество мостов. Как и в Гамбурге, они представляют собой здесь немаловажное украшение порта. Средняя часть одного из железнодорожных мостов была до сих пор поворотной. Теперь по обе стороны ее на устоях воздвигнуты высокие башни из железных ферм и по этим башням вся средняя часть моста будет подыматься вверх. Сооружение такое, что посмотришь на него — закачаешься. Мосты на каналах все разводные, и суда здесь в таком изобилии снуют взад и вперед, что уличное движение в районе порта то и дело задерживается пропуском баржей и буксиров. Движение по воде и по улицам слилось в одну систему, и мосты расходятся, пропуская мачты и трубы по свистку тех же самых полицейских, которые поднятием руки задерживают поток автомобилей, трамваев и грузовиков.    Сам Маас тут так полноводен, широк и огромен, что длиннейшие ряды портовых зданий вдоль причальных линий, сотни кранов и всяких разгрузочных приспособлений и сотни судов на воде кажутся лишь небольшими деталями его широких открытых перспектив: простор реки ими нисколько не загружен.    Если попытаться обойти роттердамский порт — заблудишься, зачаруешься. Здесь есть, чему удивляться.    От серо-гладких складочных помещений Голландско-Американской линии и до новейших подъемных кранов, укрепленных над карнизами крыши железобетонных корпусов с саженными окнами. Эти краны — высокие, широкоплечие атлеты с прозрачными туловищами, стоят толпой, как будто главные портовые силы собрались на митинг, обсуждать небывалую забастовку.    Многое можно увидеть, если обойти транзитный закон. Но на буржуазном Западе есть кому последить за исполнением буржуазных законов. Так просто и мирно их не обойдешь. Проскочишь мимо в глухую полночь и ничего не увидишь в густой черноте за окнами вагона — ни чьим глазам не пробуравить голландской полуночной непроглядности.    Кто хочет ехать днем, тот едет по островам и лагунам Зеландии. Между каналами и плотинами этой подводной местности раскинулись луга и пахотные земли. Но это не делает здешние равнины похожими на прочие обитаемые человеком страны — их вид во всем необычен. Шоссейные дороги проложены здесь на высоких насыпях вроде наших железнодорожных. По их откосам в три ряда насажены деревья. Линии каналов и речных рукавов видны только по высоким мачтам и пароходным трубам, торчащим из-за насыпей и деревьев.    По всему горизонту со стороны моря тянется зеленая стена выше насыпи дорог. Это и есть знаменитые плотины, отделяющие голландскую землю от Северного моря. Вершины плотины заострены на обе стороны. Местами край ее сурово обнажен, как край крепостной стены, и в иных местах он обсажен редкими деревьями в один ряд. Деревья чахлы и слабы — море явно угнетает их. Когда проезжаешь мостами над каналами и речными рукавами, можно с высоты их заглянуть за плотины. По ту сторону плотин делаются дела упрямые, простые и нечеловеческие. Забыв прибой, напор, забыв осаду, море ушло отдыхать далеко в собственную глубину. Да так закатилось, что его совсем не видать — сереет на горизонте что-то, кто его знает что. Может быть — море, а может и нет. От самого подножья плотин уходит, ширясь, прямо в бесконечность песчаное дно. Оно серого цвета, как серое мозговое вещество, и так же сплошь состоит из замысловатых извилин. Между извилин — канавки, протекающие водой. Кругом стоят плоские, тусклые озера.    По голому серому дну деловито шагают чайки, вертя хвостами и головами. Отыскивают между ежей и крабов злополучно застрявшую рыбешку и прочую мелочь.    Среди серых стихий море вжало в песок порт и городок Флиссинген.    Домишки Флиссингена стоят на влажной земле, навеки отсыревшей еще в ледниковые времена. У подножья флиссингенских жилищ набегает и тянется хмурая волна и в сильные штормы, наверно, бьет прибойной пеной и брызгами вдоль улиц. Стены домов обтекают водоносные ветры — теплые с Атлантики и холодные от Ледовитого океана. Над кровлями Флиссингена низко проносятся косматые дождевые тучи, обильные, как вымя тучных голландских коров.    Из какого непромокаемого материала строят жители Флиссингена свои жилища?       Источник текста: Кушнер Б. Транзитная страна. // Новый Леф. 1927. N 1. С.7-13.